Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Осадное положение: школа 1073 борется за сохранение!

романова-2

 Под угрозой закрытия оказалась известная в Южном округе школа. Слово — за… Мариной Милковой. 

 В   Нагорном районе стоит неприметное здание светло-коричневого цвета. Всякий, проходящий мимо, почему-то всегда думает, что это детский сад. А вывеску «Школа» замечают немногие. Возможно, вскоре путать ее с детским садом уже не придется. Помимо этой школы, в Москве немало других, где есть этно-культурный компонент. Но только на месте 1073-ей решили построить детский сад. 

Положение школы «на грани» проявляется даже в самых посторонних, казалось бы, вещах. К примеру, из библиотеки теперь нельзя уносить книги домой.

— На руки ничего не даю, не просите. Переучет!

На самом же деле это – боевая готовность. Война с начальником управления образования Южного округа Ниной Минько началась акурат после дня рождения школы.

Тогда, на празднике, директор зачитала приказ об учреждении школы в здании бывших яслей, а ученики 11-го класса, в русских народных костюмах, исполнили песню «Чарочка моя». В руках они несли блюдце, на котором стояли две стопки. Их выпили представители власти. Каждый класс выступил с приготовленным номером. Потом погасили свет, и по ковровой дорожке повезли торт с зажженными свечами.

Сдержанно улыбнувшись, Минько вручила в дар школе бесплатную поездку на Волгу. Когда учителя вернулись из трехдневного тура, то получили еще один документ. Он сообщал, что за «малокомплектностью» и экономической «невыгодностью» школа переедет.

Ещё неделю назад около здания стояли «ракушки», однако, выйдя на работу и учёбу, дети и учителя заметили их исчезновение. Похоже, этим Минько решила показать всю серьёзность своих намерений.

Пока что учителя гарантируют ученикам, что этот учебный год они закончат в этом здании, а «там посмотрим». Родители вооружаются бумагами, собирают подписи.

Татьяна Кравчук в фиолетовом костюме с дневным макияжем на лице и светлыми короткими, но довольно пышными волосами – одна из тех преподавателей, кто никуда переезжать не собирается.

— Два года назад нам предлагали соединиться со школой №666, – рассказывает она, — а точнее, просто взять учеников и учителей «чёртовой школы» под свой номер. Мы отказались, а родители 666-ой написали письмо, в котором говорилось о нежелании их детей объединяться с нами в изучении русских традиций. Это совершенно разумно, если вы – из ближнего зарубежья.

В школе № 1073 учатся не только русские дети, а все, кто хочет изучать русскую культуру и историю. Набор — только с 5 класса, количество учеников в каждом не превышает 20 человек.

К привычным предметам добавляются такие дисциплины, как ИРН (искусство русской нации), ИРК (искусство русской культуры) и МНК (мир народной культуры). Обучение традициям здесь внедряют во все предметы. Дети отмечают Масленицу и Колядки. На физкультуре, помимо упражнений, играют в лапту и городки.

На уроке биологии обсуждают «использование и применение древесины». Учитель спрашивает ребят, знают ли они, из какой породы делают деревянные ложки, из которых ели на Руси.

— Осина! Липа! – доносится вразнобой со всех рядов.

— Липа — вот верный ответ,- улыбнулся Николай Константинович. — А почему именно из липы? Так это потому, что после её вырезания, нужно было ошпарить ложку в кипящей воде. Исключительно липа не трескалась при таких температурах.

Пока Николай Константинович рассказывает о том, что еще не трескается, «чертову школу» соединяют с 1450, а 1073-й советуют подселиться в другую школу с донабором начальных классов и день ото дня ищут трещины в трубах.

— Татьяна Анатольевна, а что за люди ходили в кабинет русского языка?

— В прошлом году администрация района усомнилась в наших подземных коммуникациях. Пришли гости из ближнего зарубежья в рабочей одежде оранжевого цвета и вскрыли пол в кабинете русского языка. Уроки приходилось вести в спортивном зале. Ремонтные работы продлились около двух недель, а потом они просто взяли и ушли.

— …просто взяли и ушли?

— Да, не самый красивый поступок. А однажды, в конце одного учебного дня, они ушли со всеми своими инструментами, как всегда делали до этого. Однако когда на следующее утро они так и не объявились,- Татьяна Анатольевна развела руки в стороны, — то мы поняли, что рабочие больше не вернутся.

— Вы пытались как-то выяснить, появятся ли они еще?

— Конечно, мы позвонили чиновникам, которые прислали нам этих умельцев, а они только подтвердили наше предположение. Восстанавливать пол нам пришлось на свои деньги, а точнее средства родителей,- ее глаза погрустнели,- нам вообще не выделяют ничего на какой-либо ремонт. На самом деле, мы очень благодарны родительскому комитету, который выручает школу во всём, особенно – с подготовкой нужной документации для сохранения школы.

— А если с документацией ничего не выйдет, школа будет «съезжаться» с кем-то?

— Нас устраивает предложение «приватизировать» новое здание, чтобы быть застрахованными — Именно из-за документа, который нам дает права на здание, школу не могут выселить уже много лет. Минько объясняет своё решение малокомплектностью и экономической невыгодностью учебного заведения.

— Что же, по ее мнению, выгодно?

Думаю, выгода в месте и времени. Просто так вышло, что наше расположение очень удобное для детского садика, ведь нас окружают высокоэтажные дома, — подняв глаза к небу, вздохнула Татьяна Анатольевна. — Да и для нашего округа школа далеко неприбыльна.

— В каком смысле – неприбыльна?

В наших классах число учеников не превышает 20-23 человек, а в 11-м классе вообще учится всего 12!-Татьяна Анатольевна высоко подняла указательный палец, а на лице ее выразилось негодование. — Бюджет района не рассчитан на такое! – воскликнула она. — И чиновники усиленно пытаются выселить нас отсюда, чтобы построить то, что будет приносить им прибыль: детский сад на 90 детей или высотный дом. Сейчас многие наши вчерашние выпускники возвращаются в школу уже в качестве преподавателей, так как отношения в коллективе по-настоящему семейные. Мы, учителя, идём на работу с удовольствием, а ученики с огромным желанием учиться. Чтобы не потерять всё это, образовалась инициативная группа родителей — юристов, которые вникают во все дела и помогают, кто чем может. Также благодаря депутатам Госдумы и Мосгордумы от КПРФ, школа продолжает существовать.

Однажды письмо с просьбой о помощи дошло до теперь уже бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Он очень заинтересовался проблемой и обещал выделить новое здание, которое уже было построено и ждало учеников. Однако только интересом все и закончилось.

Между тем советник Нины Минько Александр Егоров прокомментировал ситуацию «СЗН»:

— Эту школу никто не хочет закрывать. Ей сейчас создаются очень хорошие условия. Все предложения мы уже внесли на рассмотрение Правительства Москвы. Как только будет принято соответствующее постановление, школа переедет в лучшее здание. У нее сохранятся и номер, и статус, и традиции. Так что пусть молодежь не волнуется…

Татьяна Анатольевна же сейчас задействована в программе по защите школы, и надеется, что скоро всё наладится, а пока ее урок английского заканчивается где-то на пятнадцатой минуте:

— Ребята,открыли страницу 24 и выполняем упражнение 2! Cейчас вернусь и всё проверю.

4

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту