Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Почему искусство лжет

Порою шедевры оказывают на людей настолько сильное воздействие, что они начинают их ненавидеть. Ненавидеть за природный обман, заложенный в самой сути искусства. Искусство бесстыдно лжёт. Главный инструмент искусства — это преувеличение и избежать этого невозможно. Приходится выбирать — либо такое преувеличенное, с режущей глаза контрастностью цветов, искусственное искусство, либо — ничего. Почему так происходит? И можно ли это исправить?

Для ответа на поставленные вопросы сначала обратимся к сути искусства, потом проанализируем методы достижения основных его целей, что поможет нам понять, является ли фальшь неотъемлемой его составляющей.

Искусство — это способ человека приблизиться к Богу. Творчество — это проявление Божественного в жизни человека. Понять глубинную сущность искусства помогает небольшой лингвистический анализ устойчивых выражений, сопряжённых с тематикой искусства. Итак, имеем «создавать произведения искусства», помним, что один из синонимов слова «Бог» — это слово «Создатель». Имеем «Творить», «творчество», помним, что еще один синоним слова «Бог» — это «Творец». Мы ценим искусство за возможность узнать мысли, никогда не приходившие нам в голову; за возможность увидеть, что существуют чувства, которые мы сами никогда не испытывали и может никогда так и не испытаем. Искусство заставляет людей верить, что это возможно. Иначе говоря, искусство позволяет множить чувства, впечатления, мысли и идеи: то, что испытал и осознал один, становится доступным для дегустации и анализа многих. Осведомительная ценность искусства позво ляет людям лучше понимать друг друга, делает их более терпимыми к чужим слабостям. Искусство ограждает нас от того, чтобы » рубить с плеча » и делать категоричные выводы о людях, в чьей » шкуре » мы никогда не были, даже не пытаясь анализировать события, которые привели того или иного человека к определенным поступкам. Искусство, если понимать его расширительно, доступно каждому. Если человек, не способен создать шедевр в традиционном его понимании, то по крайней мере, он может создать жизнь. Родить ребенка, спасти другого человека, или хотя бы самому прожить замечательную жизнь. Доказательством может служить мысль С.Моэма: «И больше всего красоты заключено в прекрасно прожитой жизни. Это — самое высокое произведение искусства.» Ничего лучше, чем создавать, пока не придумано, потому что создание — это путь Бога . Как писал А.П. Чехов » Кто испытал наслаждение творчества, для того все другие наслаждения не существуют.» Главная творческая задача — с минимальными потерями сохранить первоначальную мысль или чувство мастера и передать его другим людям, закодировав в произведении искусства. Когда создателям удаётся этого добиться, искусство становится универсальным, международным языком, понятным представителю любой национальности. И наконец, искусство — это способ победить смертность человека, его недолговечность. Искусство сохраняет мгновение в вечности, консервирует мимолётное и дарит бессмертие конечному. Человек, который создал произведение искусства, умрет, а то, что он в нем запечатлел, может при благоприятных условиях жить вечно.

Но чтобы люди поверили произведению искусства, чтобы смогли глубоко прочувствовать его, мастеру необходимо добиться того, чтобы закодированные мысли и чувства дошли до зрителя, читателя или слушателя в неизменном виде. Первое, чем осложняется эта задача , это — позиция наблюдателя. Только когда что-то происходит с нами самими, мы чувствуем это в полной мере. Когда то же самое происходит даже с самими б лизкими нам людьми, с теми, с кем у нас установлена прочная эмоциональная связь, с теми, кого слышим и понимаем мы, и кто слышит и понимает нас, чистота нашего восприятия неизбежно снижается, а когда мы узнаем о том же самом не непосредственно от человека, а от третьих лиц, то восприятие искажается еще сильнее. Так, с каждым разом от оригинальной мысли отрезается маленький кусочек, пока она не изменится до такой степени, что её с трудом можно будет узнать. Когда вы смотрите на яркий предмет через стекло, иногда через мутное стекло, а иногда через несколько таких стёкол, то он кажется вам блекл ым. Чтобы вы увидели его таким же ярким, какой он есть на самом деле, придется сделать краски ярче. Поэтому, чтобы сохранить оригинальную мысль или чувство, мастер увеличивает контрастность. Второе препятствие, стоящее на пути к реалистичной передаче первичной идеи, это лимиты. Невозможно описать историю, разворачивавшуюся на протяжении 30 лет в книге, которую потребуется читать 30 лет. В распоряжении режиссера — ограниченное число часов, композитора — минут и так далее. Поэтому приходится спрессовывать, повышать концентрацию. Все мы замечали, что краска в тюбике гораздо ярче, чем краска, нанесённая на холст. На выходе имеем пусть оправданно, но все же гиперболизированные чувства, приукрашенную или, напротив, обостренную действительность.

В утешение тем, кто по-прежнему категорично стоит на своем и не готов простить искусству его фальшь, хочется сказать: » Давайте представим, что прочитав книгу, посмотрев фильм или спектакль, прослушав музыку или полюбовавшись картиной, скульптурой или архитектурным сооружением, мы бы смогли испытать ровно то же самое, что заложили в них создатели. » За чем бы тогда человеку понадобилась реальная жизнь? Достаточно было бы поддерживать свое биологическое существование, а жизни за людей конструировали бы писатели, режиссеры, композиторы, художники, скульпторы и архитекторы. Они стали бы больше, чем творцами, они превратились бы в богов. Но сколько протянул бы мир, основанный на иллюзии, мир, презревший реальн ость? Не долго. Но до этого пока далеко.

Виталия Вдовенко

студентка 3 курса ИБДА РАНХиГС при Президенте РФ

г. Москва

3

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту