Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Почему не любят историков?

Доктор исторических наук, журналист, писатель, Дмитрий Левчик рассказал об истории, историческом образовании и о том, нужно ли оно журналисту. 

Дмитрий Левчик

– Расскажите немного о себе. Кем Вы больше себя считаете: историком или журналистом?

– Когда я кому-то представлюсь, я говорю через запятую: я, Левчик Дмитрий Александрович, доктор исторических наук, журналист, писатель. У меня есть и докторская и кандидатская диссертации. Я эти диссертации сам писал, в отличие от некоторых наших чиновников. Я знаю, что такое написать серьезный научный труд. У меня есть три научные монографии и две научно-популярные книги, есть публикации за рубежом. Думаю, кое-какой вклад я внёс в изучение истории.

Но я, наверное, больше известен как журналист. По крайней мере, мои читатели — это читатели моих журналистских статей. За последнее время у меня более полусотни статей опубликовано в сетевом журнале «Дискурс», два десятка статей опубликовано в газете «Наша версия», а также около тридцати на сайте «Каспаров.ру», где довольно радикально оппозиционная аудитория, в рубрике «Пятая колонка». С конца 2016 по начало 2021 года фактически только из моих статей состояла рубрика «Заглянем в прошлое» в «Оракуле». Это эзотерический журнал, но рубрика научно-популярная. Как я сказал, у меня есть и две научно-популярные книги.

Я только недавно узнал, что есть такой термин » фичер » — это когда научно-популярная статья пишется в развлекательном жанре. В этом жанре я и пишу.

Моя книга «Настоящая история Смуты» построена на предположении о том, что все царевичи той эпохи были настоящие. Лжецаревичей не было. Например, Дмитрий I говорит, что он настоящий царевич, значит, так оно и есть. Мы же не должны на слово верить Романовым, которые уверяют нас в обратном. Я предположил, что Смута — это династическая война между различными царевичами.

Книга “Пандемии и общество” — это исследование основных крупных пандемий, которые обрушились на человечество. Это эпоха чумы, эпоха холеры и эпоха гриппа.

Сейчас много пишу об истории колониализма. Я даже не ожидал, что от моей недописанной книги о российском колониализме такой резонанс будет. Меня приглашали на “Фридом”, но по понятным причинам я отказался выступать. Меня хвалит за ненаписанную книгу “Настоящее время” и “Радио свобода”. Мне представляется, что меня там хвалят не потому, что я сторонник деколонизации России, а потому что я российский, московский историк, который пишет, называя многие вещи своими именами. Например, пишу о том, что никакого добровольного присоединения Сибири к России не было, это было завоевание.  Разве это никто не знает? То, что российские войска вторгались в Среднюю Азию, что они вторгались в Китай? Что у нас были колониальные войны на территории Китая и Средней Азии? Что Хива, Бухара, Персия были нашими протекторатами? Что мы пытались навязать протекторат Турции? Откройте соответствующие исследования, там все написано. Когда все вместе это собираешь, получается не благостная картина истории России.

Мои же научные монографии посвящены истории забастовок и жилищному движению в России. На Западе очень хорошо отнеслись к моей книге «Бастующая Россия», я, наверное, был последним из наших историков, которого уже во время СВО опубликовали в Евросоюзе. Последняя моя работа вышла в апреле 2022 года в Голландии. Это был крупный проект, посвященный забастовочному движению в России.

Моя книга «Жилищное движение и жилищное самоуправление в России», наверное, единственная крупная монография, посвященная истории комитетов самоуправления, управления домами и борьбе против точечной застройки.

Всю свою жизнь я занимаюсь или историей протестного, забастовочного движения, или историей панедемо-диссидентского движения. Или, как сейчас, историей колониального процесса и антиколониальных движений, или вообще Смутой. Другими словами пытаюсь ответить на вопрос: почему люди бунтуют.    

– Для того чтобы быть журналистом, можно получить историческое образование? Или необходимо иметь ещё профильное?

– У журналиста должно быть историческое образование.  Нельзя писать, допустим, об Украине, не зная историю Украины. Нельзя писать о Крыме, не зная историю Крыма. Вот там, говорят, было Крымское ханство, которое являлось обломком Золотой Орды. Но на самом деле Крымское ханство – не обломок Золотой орды, крымские ханы были поставлены Великим князем Литовским. Так что правильно его назвать обломком Великого княжества Литовского, а не Золотой Орды. Вот говорят: Ермак покорил Сибирь. Но Ермак был отбит, и вообще в 1608 году русские войска покинули Сибирь. Это нужно знать. Также говорят: по Ништадтскому миру мы захватили территорию Прибалтики. По Ништадтскому миру мы купили территорию Прибалтики. Мы заплатили шведам цену, равную бюджету России, за очень небольшой кусок земли. Историю обязательно надо знать. Иначе очень многое непонятно в нынешнее время. А в истории России все очень связано, существует достаточно жесткий детерминизм: одно событие тянет за собой другое. 

– Вы автор двух научно-популярных книг, как Вы считаете, так и должна развиваться наука, неся своё слово широкой публике?

– Конечно, именно этим я и занимаюсь. Очень многие историки не умеют и не любят писать, не хотят общаться с широкой аудиторией. Это большая беда для нашей исторической науки. И для любой. У американцев то же самое. Я знаю американскую историографию, знаком со многими американскими историками. Серьезной публицистики у них тоже нет. Историков, которые готовы писать для широкой публики, можно по пальцам пересчитать. Историки пишут отвратительно с точки зрения журналистики. Большинство из них читать нельзя. А потом мы удивляемся, почему российских историков не любит наш читатель? Потому что они популярно писать не умеют!

11

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту