Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

«В Колумбии я попал в плен к партизанам, в Амазонке меня чуть не съели пираньи»: Григорий Прутцков о своих путешествиях

Григорий Владимирович Прутцков — российский исследователь истории журналистики, педагог и журналист. Кандидат филологических наук, профессор Института медиа НИУ ВШЭ, академический директор Школы журналистики имени Владимира Мезенцева при Доме журналиста.

Григорий Владимирович со школы ведёт тетрадь со списком своих путешествий. Там жёсткая систематизация по странам, городам, рекам, морям, горам и даже метрополитенам.

— Вы записываете в тетрадку информацию о всех своих путешествиях. Расскажите, куда Вы ездили первый раз?

— На Рижское взморье. Мне было три года, я поехал с двумя бабушками на поезде «Москва — Рига». Даже помню, какой был вагон. В Риге нас встречали родители, и мы провели месяц вместе.

— Вы были более чем в 40 странах. Вы хорошо знаете иностранные языки, был ли у Вас языковой барьер в первых поездках?

— Моей первой страной была Германия. Я приехал на стажировку на четвёртом курсе. Там нам преподавали на английском языке, но меня всегда интересовала культура любой страны изнутри. Мне хочется поговорить с людьми, узнать, как они живут. Например, когда путешествовал по США, я через всю страну ездил на автобусе от Нью-Йорка до Сан-Франциско. Я разговаривал и смотрел, как люди живут и общаются. В Германии начал учить немецкий язык, чтобы мне было понятнее разговаривать и объясняться. Следовательно, если был языковой барьер, я старался его ликвидировать. Моя вторая страна — Испания. Нам преподавали испанский язык с первого курса, и проблем никаких не было.

Григорий Владимирович на фоне башен Близнецов. Нью-Йорк. США, Фото из личного архива

— Вы возили студентов в Португалию и Испанию. Как это получилось?

— Да, возил. Моя мама работала в Центральном союзе потребительской кооперации. Она была начальником управления международных связей. В 90-е годы международные связи активно развивали. Когда приезжали делегации, мама меня оформляла переводчиком. Я таким образом возил за границу наших, а здесь работал с иностранцами и получал за это деньги. Была группа студентов Московского университета потребительской кооперации (МУПК), которых я привёз в Португалию. Там мы жили две недели на даче у владельца обувной фабрики. Я был с ними как переводчик и сопровождающий. Я тогда не знал португальский язык и разговаривал на испанском. 

Г.В. Прутцков на мысе Рока – самой западной точки Евразии. Португалия. Фото из личного архива

— Ожидание/реальность перед путешествием и во время него совпадали?

— Есть возможность подготовиться к поездке и посмотреть, куда ты едешь, а ещё поговорить с людьми, которые там были и живут. Я не могу сказать, что то, что я видел, сильно отличалось от того, чего ждал. Допустим, в Латинской Америке страны похожи по уровню жизни и по менталитету людей. То же самое в Испании. Они полдня вообще не работают. Португалия в этом похожа. Я примерно представлял и понимал, как и что там будет.  Могу сказать, что больше ждал от Австралии. Например, кенгуру будут по улицам бегать. Сидней — полностью американский город по духу. У меня была группа из тридцати человек. Когда к нам пришел австралийский экскурсовод, я спросил: «А где же у вас кенгуру?» Он мне отвечает: «Там же, где у вас медведи». Кенгуру сидели в вольерах и загонах. Они маленькие по размеру. Я думал, они размером с человека. Не произвели на меня впечатления. Мне казалось, в Новой Зеландии больше экзотики. Нас возили к маорийцам, которые в массе своей потомки людоедов. Кстати, они все здоровались с нами носами и смотрели на нас хищным взглядом. 

— Какие страны запомнились больше всего?

— Мне запомнилась Латинская Америка. Я не объективен, потому что она мне в принципе интересна. Также Колумбия, — это страна Карибского моря. Там я попал в плен к колумбийским партизанам. В Амазонке пираньи меня чуть не съели, я вовремя остановился.

— Как это произошло?

— Заказал катер. Там стык трёх стран: Колумбия, Бразилия и Перу. У меня всегда тетрадка с собой. Мне обязательно надо поставить плюсик, что я купался. Я разделся до плавок и уже собирался нырять, а водитель катера спрашивает: «Ты куда?» Я отвечаю: «Хочу окунуться». Он мне говорит: «Тебя сейчас пираньи съедят, в лучшем случае вылезешь без ноги». Что касается партизан, в Колумбии много лет шла Гражданская война. Сейчас, говорят, она закончилась. Там надо звонить на горячую линию, если едешь куда-то, и спрашивать¸ опасно там или нет. Мы позвонили, нам сказали, что неопасно. Мы заехали в деревню и сидели в кафе. Два грузовика приехали с этими партизанами. Нас сразу арестовали. Оказалось, что главарь партизан говорит по-русски, меня это спасло. Мы с ним минут двадцать говорили на русском языке. Когда он наговорился, отпустил нас. Всё было по одному его щелчку пальцев. Такой вот там колорит. В Коста-Рике я купался в реке, где жили крокодилы. Я не знал, что там крокодилы. Привёз группу, и мы разместились в гостинице на берегу реки. Когда группу привозишь, с размещением начинаются проблемы. Кого-то вид из окна не устраивает, у другого полотенца не хватает, третий заперся, четвёртый напился, у пятого кран в номере сломан. В этот раз оказалось, что у всех всё хорошо. Нам дали час, чтобы привести себя в порядок и отдохнуть до начала экскурсии. Я пошёл купаться и заметил, что местный мужчина стоит на берегу и странно смотрит на меня. Сначала не обратил на него внимания. Потом подплываю к берегу, а он всё ещё на меня смотрит. Я выхожу, он продолжает смотреть. Мне это очень не понравилось. Я ему говорю: «А что вы так смотрите на меня? Здесь нельзя купаться?» Он мне отвечает: «В этой реке живут крокодилы. В прошлом году какого-то туриста съели, который решил здесь искупаться». Через час с этого места мы поехали на лодке кататься. Крокодилы мордами в неё бились. Вот такая Латинская Америка.

— Как часто Вы путешествовали со своими родителями?

 — Родители постоянно возили меня путешествовать. Мой папа был писателем. Он выступал на агиттеплоходе. Каждый год мы осваивали новую реку. Теплоход приходил утром в какую-нибудь деревню. Мы целый день собирали грибы, ягоды и купались, а вечером выступали перед местными жителями с концертной программой. Мы проводили так каждое лето все мои школьные годы. С мамой в командировки я не ездил. При советской власти это было невозможно. В 90-е годы она организовывала мне поездки как переводчику с делегациями. 

— Путешествуете ли Вы со своим детьми?

— Смотрите по моей тетрадке. Конечно, я сыновей по всей стране возил. Мы ездили вплоть до Сахалина и Камчатки. Однажды летом мы отправились в Тобольск на поезде, а оттуда на теплоходе по Иртышу и Оби до Салехарда. Ещё я возил детей в Испанию. Целый месяц мы отдыхали в Валенсии. Интересная получилась поездка.

— Какую страну хотелось бы посетить?

— Вы знаете, у меня какой-то иррациональный интерес к Парагваю. Сам не знаю почему. Я читал много книг об этом государстве. Мне хочется поездить по Аляске. И, конечно, мечтаю побывать в Антарктиде.

Иван Сиденко, Варвара Озерова

82

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту