Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Анастасия Кузякова: «У всего есть своя цена».

На фестивале фильмов о правах человека «Сталкер» недавняя выпускница ВГИКа Анастасия Кузякова представила свой третий фильм «Сестра», рассказывающий о женщине, помогающей девушкам, вовлеченным в секс-индустрию. Анастасия Кузякова рассказала корреспонденту «ДомЖура» Елизавете Макаровой о том, как она три недели жила рядом с героиней картины и как ей открылся целый мир, о котором никто не знает.

Анастасия, скажите, как к вам пришла идея для создания вашего нового фильма «Сестра»?

Я снимала курсовую работу про женщин живущих со статусом ВИЧ больше десяти лет. И эта женщина от них организовала благотворительный фонд в Татарстане, называется он «Светоч», в своем родном городе, Набережных Челнах. Год назад у них возникла программа профилактики ВИЧ инфекции, среди секс-работниц. Так как мы с героиней очень подружились, и до сих пор общаемся, она мне рассказала эту историю. Говорит: «У меня есть подруга, которая работает в фонде, и проводит медитации среди секс-работниц.» Я говорю: «Ого! Номер!». Я позвонила, сказала: «Давай дружить! Я хочу с тобой познакомиться.» И так это возникло. То-есть у меня был такой кредит доверия, когда я от фонда приехала на трассу, сказала, кто я, показала свою картину, они мне поверили. Потому что это женщины с таким огромным жизненным опытом, они читают людей просто мгновенно, если ты захочешь их обмануть — у тебя ничего не получится, они сразу это поймут. Я уже несколько лет изучаю тему гендера, женщин, и мне интересно снимать гендерное кино, про женщин, и для них.

Какой новый опыт вы получили при съемке фильма?

Каждый раз когда ты снимаешь новое кино, у тебя появляются новые герои, и у тебя ширится твоя киношная семья, поэтому в первую очередь у меня появились удивительные знакомства, просто потрясающие! Мне открылся такой огромный мир, о котором не знает никто, никто не знает как это устроено, и никто вам об этом не скажет никогда! Потому что у нас традиционные ценности, у нас семья, проституток нет, у нас все классно в стране. А на самом деле — нет, они есть, они существуют, они борются за свои права, и это такой огромный мир, такой интересный, со своими сложностями.

Ваш фильм затрагивает проблему применения насилия к женщинам, занимающимся секс-индустрией, как вы к этому относитесь, и возможно ли решить эту проблему?

Насилие есть не только в среде секс-работниц, просто опять же об этом никто не говорит, потому что не принято, потому что сама виновата. И что общество может сказать о насилии относительно секс-работниц — сама виновата! Ты стоишь — ты себя продаешь, вот и получи. Но на самом то деле это не так, на самом деле она не виновата, и вся агрессия идет от мужчин, поэтому чтобы решить эту проблему нужно сначала хотя бы антикриминализировать эту историю, и вывести этих женщин из разряда злостных преступниц. Начиная от силовых структур, которые выполняют план, возят их сутками в машинах, приписывают им наркотики, хотя никто из них ничего не употребляет. Везде это есть, но конкретно мои героини, и те девочки, с которыми я общалась, изучая вопрос в Москве, никто не сидит на наркотиках, естественно что им все это приписывают, чтобы выполнить план. Как правило, в большей степени эти женщины здоровы, но и среди населения найдутся люди с ЗППП (заболевания передаваемые половым путем) или ВИЧ инфекцией. Это не зависит от рода деятельности, не зависит от рода занятий, ВИЧ, он везде. Также и насилие везде, это может случится с каждой, все это исходит от мужчин.

Известно, что проституция на территории РФ запрещена, как вы считаете, стоит ли ее разрешить?

Да. Но ее не разрешат пока у нас присутствуют устоявшиеся семейные ценности. На самом деле, эти ценности не стоят ничего, когда муж избивает жену, ничего не стоят, когда дети плачут, когда у детей психика рушится из-за этого. Ничего не стоят эти семейные ценности, когда у нас ВИЧ инфекция вышла из-под контроля, и теперь все передается половым путем. Как правило, первичные пациенты — это женщины средних лет, не мужчины, не наркоманы, не подростки, это женщины. О каких семейных ценностях может идти речь? Просто нам нужно изменить на это свой взгляд, вот и все. Они будут платить налоги, они будут защищены, у них будет медицинское обеспеченье. Мы возьмем под контроль эпидемии, ЗППП, ВИЧ инфекции, то-есть никто от этого не проиграет, все выиграют!

С какими сложностями вы столкнулись при создании фильма?

С морозом! Ну и с главной героиней было сложно, было много работы с Гузельей, потому что у нее огромная тяжелая жизнь, огромный жизненный опыт. И она пытается его пережить, забыть и идти дальше. Было очень сложно это из нее вытаскивать, разговаривать. Гузелья очень закрытый человек, на самом деле, и чтобы на экране появилось это откровение о ребенке, была трехнедельная жизнь вместе с ней. Чтобы она поверила, чтобы в какой-то степени стала мне другом, чтобы она мне начала доверять. Думаю, вот это было самым сложным, раскрыть ее, ее внутренний мир.

После просмотра картины, у меня остались яркие впечатления, скажите, какой посыл вы хотите передать зрителям?

То, что вы почувствовали, то и надо было передать. Первое мое желание — это показать героинь в первую очередь — женщинами, обычными женщинами, милыми, забавными, странными, но женщинами, которых вы можете встретить везде! То, что я редко вижу в людях — это чувство собственного достоинства, внутреннего, которое меня поразило и очаровало в мгновение! Желание показать их обычными, нормальными, без жалости! Я не хочу чтобы люди испытывали к ним жалость, потому что это унизительно, а они недостойны унижения! Я хочу чтобы люди перестали относиться к ним с высока, будто с их помощью обычное общество чувствует себя лучше, нет! Также я обязана была показать вам историю Гузельи, она близка каждой женщине, это то событие, которое переворачивает всю вашу жизнь!

0

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту