Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

BRITISH PETROLEUM

Заправочная ст анция BP. Современная. Туалет, мини- маркет , к афе. Тёплый свет, красные картонные стаканчики — у ютно. И не скажешь сразу, что общественное место. А все-таки, каким бы неожиданно приятным оно ни оказалось, оно так и останется общественным. И будет жить по негласным законам таких мест, известным любому цивилизованному потребителю наших дней.

То есть столик, каким бы чистым он ни был, не станет вашим даже на то время, пока вы его занимаете. И стулья, как бы мягко вам на них ни сиделось, по-прежнему будут иметь равное право быть оккупированными любым другим посетителем. Казалось бы все просто. Неприятно, конечно, но такова реальность. И все понимают и принимают это как неизбежное так же, как понимают и принимают необходимость терпеть укол в десну, если хотят получить обезболивающее в стоматологии. Так же как осознают необходимость проходить нудные и изматывающие антитеррористические проверки в аэропортах, чтобы сохранить хотя бы иллюзию безопасности. И все же нет-нет, а до сих пор иногда находятся люди, для которых подобные факты приобретают статус открытий, не только неожиданных, но и неприятных. Иногда носящих оскорбительный характер. Столкнувшись с чем-то подобным, они ужасно удивляются, и хотя удивление по своей природе быстротечно, они с лихвой компенсируют непродолжительность этой первичной реа кции затяжным посттравматическим недоумением, иногда остающимся на несколько лет или на всю их оставшуюся жизнь. Зато эта жизнь полна сюрпризов! Наверное им можно позавидовать… Или нет?

Вот у прилавка расплачивается девушка лет 25. Девушка знает толк не только в модных луках: длинная плотная юбка, загадочно шелестящая на улице под воздействием августовских порывов тёплого ветра, новомодная элегантная деталь — пыльник; девушка знает толк и в том, как устроена нормальная жизнь примерного цивилпотреба . Уж кого-кого, а её никак нельзя было бы отнести к той категории вечно изумляющихся чудиков. Она не будет хотеть невозможного и воображать, будто у нее есть некое исключительное право на предметы инфраструктуры общественных мест. Даже самый симпатичный столик принадлежит ей ровно настолько, насколько и любому другому посетителю заправки. С этим ничего нельзя поделать. Но она может потерпеть. А раз может она, значит, могут и все остальные. Правда, временами не будет лишним напомнить об этом некоторым забывчивым гражданам. Не нарочно, конечно — если представится случай. Как известно, случай всегда представляется неожиданно. Девушка давно и думать забыла о своих справедливых рассуждениях, пока забирала сдачу, пока обхватывала мягкой загорелой ладонью тёплый картон стаканчика, пока выбирала наманекюренными пальчиками ложечку. Её мысли в этот момент были далеко, руки работали на автомате — почти как, когда ведёшь машину, а водила она хорошо. Потому что умела всецело сосредотачиваться на том, чем была занята здесь и сейчас. Ничего отвлеченного. Полное погружение в процесс. Так и на этот раз: процесс заключался в подготовке кофе к употреблению в машине в сжатые временные сроки. Сроки были настолько сжатыми, что она посмотрела на часы, и из-за этого забыла закрыть стаканчик с ароматным напитком крышечкой, что осознала, уже отойдя от столика. Как бывалый цивилпотреб , она знала, что закрывать на ходу крышечку ни за что нельзя, только если вы не хотите протестировать кофе еще и тактильно. Во избежание курьеза, она подошла к столику, точно так же, как съезжала на обочину, когда ей звонили на мобильный , пока она вела машину. На общественную обочину. И нисколько не удивлялась, если на той же обочине парковался кто-то еще. Равноправие. Демократия. А сейчас она подошла к общественному столику. За ним сидел а большая семья вечно удивляющихся чудиков, видимо, даже не подозревающих об отсутствии каких-либо единоличных прав на облюбованный ими столик. Во всяком случае выглядели они именно так. Как-то странно косились недоумевающими взглядами, пока она брала из общественной салфетницы пару салфеток, пока неспешно закупоривала стаканчик, бережно придерживая одной рукой. Отвлекали её своими пристальными взглядами, будто не понимали, что могут навредить этим себе же любимым: вот дрогнет у нее рука, и все будет в кофейных брызгах! Столик она, ясное дело, протрет, но чиститься им придется все же самостоятельно. Вот оно им надо? Подобная неосмотрительность даже больше умиляла девушку, нежели раздражала. И кроме того, она привыкла относиться терпимо к чужим слабостям, ведь этот принцип лежит в основе понятия «толерантность» в широком смысле этого слова. Современные молодые люди должны понимать базисные конструкции, формирующие моральные ценности , которые являются залогом развития мира XXI века! Девушка неосторожно отвлеклась на мысли о ценностях и тут же пожалела о своей невнимательности: отойдя на пару шагов, она поняла, что на этот раз забыла положить сахар. Для этого тоже пришлось подойти к столику, ведь опять предстояла филигранная процедура открытия-закрытия крышки, чреватая брызгами. Чтобы не пугать странную семью, она выбрала другой столик. За ним сидела всего одна женщина — одна за таким большим столиком — и, по всей вероятности , не должна была от реагировать также странно. Впрочем, это мысль только мелькнула в голове у девушки — она отнюдь не собиралась анализировать и прогнозировать поведение не знакомых с правилами приличия людей. Она решительно подошла к этому столику, взяла из сахарницы сахар, аккуратно открыла крышку и стала мешать. Еще минута и операция была бы завершена, но не тут-то было! Вновь ей помешали. Если там смотрели под ру ку, то здесь, вероятно, решили: » чего мелочиться? » и стали говорить под руку. «Девушка, здесь есть свободные столики!» Вот ведь глупость! Можно подумать эта констатация что-то меняет?! Она же не собирается садиться, а хочет только воспользоваться поверхностью стола, для чего, очевидно, походит любой столик. Вообще любой. Твёрдо решив практиковаться в терпимости, девушка снова промолчала и продолжила операцию. Наконец, довольная тем, что на это раз отвлекающим факторам не удалось испортить ей процесс, она аккуратно надела крышку на стаканчик, собрала в салфетку оставшиеся после нее на столе сахарные крошки — так как была очень аккуратной — и ушла. Лицо бесстрастное. Само спокойствие и выдержанност ь. Мысленно она поставила себе плюс . А дама оказалась из той самой категории непросвещенных потребителей и тут же стала возбужденно рассказывать о происшествии своей семье, видимо, находя его каким-то исключительным.

Да, в тот день заправочная станция British petroleum пестрела непросвещенными потребителями. Посочувствуем персоналу, друзья!

Виталия Вдовенко

студентка 3 курса ИБДА РАНХиГС при Президенте РФ

0

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту