Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

«Через месяц после моего поступления страна объявила дефолт»: Анна Героева о своём профессиональном пути

Анна Героева – журналист газет «Ведомости» и «Коммерсантъ», преподавательница Школы журналистики имени Владимира Мезенцева. В интервью она рассказала про юные годы, про то, как стала корреспондентом и о своём видении на известность журналиста.

Анна Героева
Анна Героева в Банкетном зале Школы журналистики имени Владимира Мезенцева
©Маргарита Лукманова/ Школа журналистики имени Владимира Мезенцева

Расскажите о своих школьных годах, как складывалась учёба?

— Я родилась в Серпухове (это юг Подмосковья) 26 июня 1981 года. Потом так получилось, что я росла и жила на Украине. Южная Украина — очень красивое, хорошее место. В Николаеве я закончила школу. Потом я вернулась назад в Россию, поступила на факультет журналистики. В школе я не хотела учиться на «отлично», потому что считаю, что это неправильно. Я училась, как получалось. У меня там троек было минимум, по-моему, один раз за все время по географии. В общем, я не старалась учиться на «отлично», я просто училась, как получается, без напряжения, без пятёрок всяких, просто на «хорошо».

Какими были ваши студенческие годы?

— Поступила в МГУ, на факультет журналистики. В 1998 году, это было летом. 

Через месяц после моего поступления страна объявила дефолт. Я тогда ещё не знала, как мне повезло, потому что прикрыли эту лавочку — «заочное отделение». Стали развивать коммерческое отделение. Я ещё училась бесплатно, потому что была пособником. Помогать и работать я пошла почти сразу, спустя полгода. Работала, писала что-то в местную газету сначала. Потом в газету «Миг». Впоследствии владелец нашей газеты продал свои акции, поменяли главного редактора, и мы ушли с тем редактором, с которым начинали работать. И получилось так, что у нас в городе в течение полугода выходили две газеты с одинаковым логотипом, потому что первого главного редактора уволили и она запатентовала этот логотип в Роспатенте. Сейчас она им до сих пор пользуется. Но тогда это было не видано, не слыхано, чтобы две газеты были с одинаковым названием. К нам приезжали «Времечко», «Сегоднячко» и прочие журналисты, даже «Рейтер» (прим. «Reuters») к нам приезжал, общались. 

После «Мига» как продвинулся ваш дальнейший карьерный путь?

— У меня нет никакого карьерного пути, я не была редактором, я всегда была корреспондентом. Считаю, что редактор — это вообще другая работа, более напряжённая. Я очень уважаю людей, которые редактируют, они несут колоссальную ответственность. Я даже не представляю себе это. Мало того, что нужно текст написать, тебе необходимо ещё с кучей народа договориться, всё согласовать. Люди нередко сдают то, что они сдают. В общем, это очень сложная работа, она достойна уважения. Но это другая работа — работа с информацией, с фактурой, они занимаются фактчекингом. Они занимаются тем, что они стимулируют к работе людей. Я больше всё-таки работаю так, как я работаю, у меня есть поиск темы, есть её обработка и есть хорошая заметка в конце.

Были ли в вашей карьере профессиональные достижения?

— Да у меня нет особых достижений, если честно. Есть «Зелёная премия», мне выдавали её три раза за серию публикаций про экологию. Это премия по РЭО (прим. «Российский экологический оператор»). У меня хорошие тексты, потому что мне просто нравится их писать. Иногда я думаю: «Эта тема моя, я могу её написать, мне она нравится». Я её пишу, у меня всё хорошо, и всё получается

Сказать, что я стала известной — да нет, и слава Богу. Если журналист в России становится известным, его либо убивают, либо сажают. Все, кто хотел стать известным, стали известными, а любой журналист хочет стать. Исключение, наверное, составляет Андрей Иванович Колесников, который пишет про Путина в «Коммерсанте». Может быть, Екатерина Андреева, которая считается журналистом. Она ведёт программу «Время», её постоянно показывают, Маргарита Симоньян — главный редактор «Russia Today». Так что есть такие люди, но они чаще организаторы. Чтобы рядовые сотрудники становились известными, значит, что-то случилось, потому что за каждой журналистской судьбой и победой большая человеческая трагедия, я лично такого не хочу. Пусть всё будет так, как будет.

69

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту