Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Добровольно и недобровольно: Игорь Говряков

Кандидат филологических наук, доцент кафедры истории и правового регулирования отечественных СМИ в МГУ им. М.В. Ломоносова и преподаватель Школы журналистики имени Владимира Мезенцева Игорь Говряков рассказал о научной деятельности.

Доцент журфака МГУ Игорь Юрьевич Говряков на лекции Школы журналистики имени Владимира Мезенцева в кинозале Центрального Дома журналиста
Игорь Говряков проводит занятие Школы журналистики имени Владимира Мезенцева в кинозале Центрального Дома журналиста

Игорь Юрьевич, я знаю, что Вы не только преподаете историю журналистики, но и занимаетесь научной деятельностью. Расскажите, почему Вы решили посвятить себя науке? 

— Знаете, российская академическая система построена так, что не занимаясь наукой хотя бы чуть-чуть, ты не можешь полноценно преподавать в институте. Занятие наукой — это то, что должно «подстёгивать» тебя получать новые знания. В моём случае нужно заниматься наукой для того, чтобы расширять багаж знаний по моему собственному предмету — истории журналистики. А также, чтобы больше «прокачиваться», это в конце концов структурирует ещё и ум. Это аналитическая работа. Она гораздо сложнее, чем просто написать текст. Его нужно написать в особом стиле, сидеть в библиотеках, «рыться» в архивах и т.д. Много факторов, которые заставляют и побуждают заниматься наукой — добровольно и недобровольно.

Вам всё это нравится? 

— Да, очень сильно. Вот знаете, мне нравится чувство, когда пишешь статью и она выходит. Выходит не сразу, обычно проходит много времени, и ты уже забыл про неё. И вот когда она вышла, ты доволен.  

Какой научный деятель или ученый близок Вам по духу? Почему?

— Это может прозвучать немного непрофессионально, но я очень люблю тех ученых, которые не «зацикливаются» на одном направлении. Мне нравятся те, которые проводили в своё время междисциплинарные исследования. Циолковский — яркий пример. Он мечтал о космосе, был инженером, усовершенствовал велосипед, писал фантастические рассказы — был гениальным человеком. Лев Николаевич Гумилёв был историком, географом, занимался наукой. Меня вдохновляют такие люди, которые могут сочетать в себе таланты в разных дисциплинах, разных направлениях. Одним словом — разносторонние. 

Вы занимаетесь наукой в сфере журналистики. Откуда вы черпаете знания?

— Как и в любом гуманитарном знании, ты просто должен много читать. Смысл любой гуманитарной науки в том, чтобы накапливать знания. И второй смысл — ты не знаешь, а я знаю — я тебе рассказал, и теперь мы оба знаем. Точно так же с книжкой: я не знаю, а он (автор) знает, он рассказал — я узнал. И чем больше я знаю, тем больше новых идей могу придумать. Смысл любого «углубления» в гуманитарных науках — это чтение. Чем больше читаешь, тем лучше. Можно слушать. Получение информации здесь одно и то же. 

Назовите топ Ваших любимых книг, связанных с историей журналистики. 

— Помимо того, что я занимаюсь историей журналистики, я ещё занимаюсь историей рекламы. Так вот по истории рекламы на самом деле написано больше хороших книг, чем по истории журналистики. На мой взгляд, лучшая книга по истории рекламы, которую я знаю, — это книга Лидии Березовой «История мировой рекламы или Старинные рецепты изготовления “бесплатного сыра”». Замечательное произведение, там вся история рекламы. 

Если про историю журналистики, то она такая наука, в которой всё, что написано сегодня, через двадцать лет будет совершенно неактуально. Учёный-журналист жив до тех пор, пока он жив. Очень советую учебник моего научного руководителя Ольги Дмитриевны Минаевой «История российской журналистики». Пока написана первая часть. Но скоро выйдет и вторая. Обязательно её почитайте.

59

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту