Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Гонзо в Sвердловске

1. Путь на Север. 26 июля. Вечер. Оранжевый свет в окне маршрутки.

Июль две тысячи пятнадцатого года. Середина этого лета уже безвозвратно пройдена, небо по ночам становится темнее, а свет звёзд — холоднее. А мной пройдено одиннадцать лет средней школы, и теперь пришло время подумать о будущем развитии событий, наконец-то. И одним из итогов этих раздумий стало решение ехать в город Екатеринбург, именовавшийся раньше Свердловском, на собеседование, устраиваемое для абитуриентов факультетом журналистики одного из университетов. Этот университет — один из тех, в которые были отправлены документы, а я стремился проработать в этом плане как можно больше возможностей, больше вариантов развития событий. Да, заодно подам документы ещё в один.

Итак, двадцать шестого числа в десять вечера я отбыл из Орска на поезде в Екатеринбург со станции «Никель», что у Южно-Уральского никелевого комбината. Пара минут дрянной суеты и я в купе. На соседних двух местах была семья с маленьким, поэтому надежда перекусить разбилась о мёртвую тишину. Они меня сами к чёрту перекусят, если я ребёнка разбужу. Поезд двинулся, и в голове совершенно не к месту пронеслись слова «Движение 26 июля». Первые минуты этого путешествия не вызвали у меня никаких особых эмоций. Немного хочется есть.

2. Бредовая, болезненная ночь. Холод.

Вот и первые сполохи паранойи, озаряющие моё сознание мертвенным зелёным светом. Первую половину ночи я провёл, лихорадочно просчитывая свои возможности завтра найти верный путь к цели. Когда измена отпустила и я захотел спать, начало уже серьёзно холодать. Я чувствовал себя как африканский абориген-охотник, который приехал на полюс убивать белых медведей. Один тот факт, что я в сандалиях — уже ставил под угрозу только-только начавшееся мероприятие. Сандалии, безрукавки, джинсы(хвала богам, я их взял!), шорты и рубашка типа «клетчатое море». Какого чёрта я не подумал о кофте, ветровке или хотя бы о хороших кроссовках? А тут ещё меня начало атаковать мировое  зло в лице невинного ребёнка, которому вдруг приспичило орать.

Да, я прекрасно понимал, что единственной причиной настоящих и будущих неудобств являлась моя некомпетентность в некоторых бытовых вопросах и несерьёзное отношение к делу. В любом случае главным для меня было прибыть на место вовремя, а то, что находится между «А» и «Б» я считал ненужными частностями, утомляющими и зря лезущими в глаза. А в общем и в целом — нет повода для беспокойства. Люблю путешествовать, а теперь мне представилась возможность прогуляться в одиночку.

3. 27 июля. Прибытие. Страх, холод, мерзость на теле человечества.

Я приехал утром. Или уже ближе к обеду. Время я не помню, было низкое серое небо и тихий ветер. После того, как проснулся, перехватил два бутерброда и огурец, залив всё водой. Вылетел из поезда на свет так, как камикадзе вылетали в свой первый и последний полёт к Жемчужному Убежищу. Собеседование завтра, сегодня — визит с документами в университет имени первого президента России, Б. Н. Ельцина. Сначала я пытался сориентироваться по картам в телефоне, но это мне не дало ничего кроме раздражения по поводу почему-то не ловящегося мобильного интернета. Аккумулятор садился, и я бросил эту безмазовую затею. Спросил дорогу у какой-то женщины благопристойного вида и спустя некоторое время и некоторое количество денег доехал до улицы Мира. Мне нужна цифра 19. Я пошёл по нечётной стороне, и поначалу всё было хорошо: 1,3,5,7… Дальше на нечётной стороне начался парк. Я думал, нумерация продолжится после него, но это была весьма одарённая наивностью мысль. После парка началась другая улица, чтоб её! Для меня это было неожиданно и в то же время вполне ожидаемо. Дальше началась конкретная содомия.

Аккумулятор сел до 4%, и я выключил телефон, ведь мне надо было ещё позвонить насчёт ночлега после того, как я закончу свои дела! А время было — 4 часа дня, при том что на место нужно было попасть до 5. Да, не знал, что простые номера домов могут так угнетать человека. Я застрял на пустом месте, совершенно по-дурацки, и поэтому ужасные, злые вибрации захлёстывали меня. Спросив дорогу раз десять — люди как будто ничего не знали о цифре 19 на этой улице — я добрался до точки назначения.

Я вошёл в университет. Охрана пропустила меня, хотя был я, мягко говоря, не в форме. Но попустило. В приёмной комиссии я делал всё как надо. И всё было бы нормально, если бы не желание этих умников задать мне вопрос… То, что я подал заявление как на бюджет, так и на коммерцию, было написано в моём листе регистрации.  До бюджета я недобрал, и вот… «Вы пойдёте на коммерцию? Да?» Если я подал заявление таким образом, значит пойду, но чтобы уяснить это, им понадобилась куча дурацких вопросов. Да… Не думаю, что я делал что-то неправильно, всё было в соответствии с ритуалом заполнения-подписи-ношения туда-сюда разных бумаг. Что-то неправильное было в мыслях людей, которые не могли допустить возможности прихода такого, как я, на коммерцию. По одёжке, что ли, судят…

4. Поиск пути. Усталость.

Вышел из университета в более-менее приподнятом настроении, потому что как бы то ни было, первое дело сделано. Теперь мне предстояло найти нужный трамвай. Проклятый холод чуть ли не пробирал до костей. Думал о предстоящем собеседовании. Некоторые знания у меня были, но здесь проблема была в том, чтобы выбрать из них те, что действительно требуются. Вежливость может и открывает все двери, но по-моему одной её недостаточно. Придётся экспериментировать…

Я вывалился из трамвая на нужной остановке. Сделал уточняющий звонок. Но пока я кружил по району, телефон разрядился совсем, и я остался без связи. Это не особо напрягало, я думал, что найду адрес без труда… Интересно, сколько мозолей я себе сделал в этом городе?

Мне сказочно повезло — я встретился с нужным человеком и наконец дошёл до места. Хватит на сегодня. Я чувствую ужасную усталость. Наконец нормально поел и заснул.

5. Свет. Good Vibrations .

28 июля. Проснулся в смешанных чувствах. Вчерашняя усталость от непривычно интенсивной беготни по городу достала меня и сегодня, но была для меня несущественна. «Это будет круто», думал я неделю назад, и не ошибся ни на йоту. Где-то это было для меня трудно, но все ошибки, неточности и недочёты можно списать на первый раз, и не терзать себя излишними мудрствованиями, или тем паче муками совести на пустом месте. Чёрный кофе вернул мне ясность ума. Пора было идти, но погода была ещё отвратительней, чем вчера: в любой момент небо могло пролиться на землю холодной моросью. Вообще я уважаю дождь, но сегодня я слишком легко одет. Слишком легко для этого холодного места. Хорошо хоть, там где я остановился, мне дали кофту.

На этот раз не нужно было переть к чёрту на рога, всего 4-5 трамвайные остановки. К тому же у меня был чёткий план действий. Я сел в нужный трамвай и провёл своеобразную ревизию всего того, что я знаю. Вообще изначально я собирался рассказать о журналистике, то, что знаю о СМИ в целом и затронуть при этом гонзо -журналистику как тип. Хотя бы потому, что о ней я знаю достаточно и этот вопрос мне самому интересен. Но, почитав программу собеседования, я понял, что такой темой дело ограничиться не может. В любом случае я был уверен и готов как никогда.

Тучи сгущались, а мне совсем не хотелось шарахаться тут в грозу в поисках нужного адреса. Перед тем, как я зашёл в нужное здание, дождь всё-таки успел закапать меня слезами с ног до головы. В очереди на собеседование был только я — кто-то уже находился внутри.

Тягостное ожидание и навевающие уныние обрывки разговора из-за двери. Наконец меня пригласили. Нет, у меня не было при себе тезисов или чего-то ещё. Я думал, что всё должно было прокатить на чистой импровизации, должном напоре, и на ясности мысли. Тебе задали вопрос? Пропусти его через себя, сопоставь со своими эмоциями, индивидуальным мировосприятием, опытом, и вываливай им на голову чёткие, правдивые и наиболее адекватные ситуации ответы. Как я понимал, правильных ответов всё равно нет. Насколько я разбираюсь в гонзо -журналистике, это и является одной из её компонент, хотя я могу ошибаться на данный счёт… В общем и целом, собеседование прошло на отлично — 75/100. Это практически высший балл для человека без портфолио, т.е. без каких-либо журналистских работ. Я вышел из университета, и солнце вышло из-за туч. Удивительная тут погодка, как я погляжу. Направляясь обратно, я чувствовал все эти чертовски отличные вибрации — теперь у меня есть свобода выбора, а шансы на поступление — удвоились. Что удивительно — в негосударственном университете я не увидел ни ханжества, ни бюрократии, ни официоза — общались со мной исключительно доброжелательно. Я зашёл перекусить, а позже мне захотелось побродить по окрестностям и сделать наконец несколько фотографий, не опасаясь за заряд батареи.

Пока ходил, опять начали сходиться тучи, и пока не началось какое-нибудь метеорологическое непотребство, я двинулся к дому. Завтра в 16:10 отходит поезд в Орск. Все дела сделаны, время возвращаться.

6. Выход. Философичность третьей полки. 29 июля.

Утро. Проснулся в отличном, бодром состоянии духа. До рандеву с поездом времени достаточно, поэтому я предпринял маленькую рекогносцировку по городу. То есть я поначалу представлял её маленькой. Первым пунктом должна была стать набережная реки Исети, где-то неподалёку от мэрии. И вроде было даже понятно, как туда проехать, но первым дублем я попал не совсем туда, куда мне надо. Конечная остановка «ВИЗ», я так и не понял значения этой аббревиатуры. Поблизости имелось что-то вроде пляжа, и я пошёл проверить. Окраинная пыльная улица, завод, стройплощадка, старые невнятные дома, футбольное поле и наконец поворот к пляжу. Несмотря на довольно прохладную погоду (по моим меркам), тут даже имелись загорающие. Кроме девушек в купальниках на пляже не нашлось ничего интересного, и я вернулся на «ВИЗ». Как-то мне приглянулось это бесовское название. Поколесив ещё по городу, я прибыл на площадь 1905 года, а оттуда рукой подать до набережной. На каменных плитах набережной реки Исети девушек не оказалось. Зачем я сюда приехал?

Следующей целью оказалось высотное здание под названием «Высоцкий». Башня, подпирающая собой небо, которое в этот раз было ясным. И под этим небом я двигался изгибами улиц в направлении цели. Честно говоря, на своих двоих я чувствую себя гораздо увереннее в незнакомом городе. Люблю лишний раз прогуляться, когда не нужно никуда торопиться. Мысль о смотровой площадке на вершине никак не отпускала, и я подошёл за билетом к стойке регистрации или вроде того в фойе «Высоцкого». Оказалось, что подъём стоит 250 рублей, и экскурсии наверх начнутся только с часу дня. Времени было 11с половиной. Мне не хотелось терять час, да и нужно было ещё поесть перед отъездом, поэтому я отправился ловить другую рыбу. Ниже по одной из улиц оказался Музей истории Екатеринбурга, и я зашёл — надо же как-то просвещать себя о городе, в котором собираешься учиться. В теории. Кассирша почему-то дала мне бесплатный билет я удивился и не стал задавать дурацких вопросов. Внутри музея было много интересного, например планы крепости, с которой собственно и начинался Екатеринбург. Предметы быта восемнадцатого века, и тематические экспозиции — свердловский рок-клуб, фото-проект «Комиссар исчезает». Этот фото-проект наглядно показывает, как в сталинскую эпоху фальсифицировались фотографии, как и другие документы. Собственно, это лучше видеть собственными глазами… Ну а потом я отправился к дому, готовиться к отъезду. Всё, что необходимо сделать, сделано с азартом, определённой долей творчества и эксперимента. Творчества потому, что в процессе появилась и долго обдумывалась, а потом нашла своё логическое завершение мысль художественно описать случившееся.

Ну вот, наконец, и заключительная часть моего маленького путешествия. Возвращения из других городов в свой всегда вызывают у меня дурное самочувствие и меланхолию. Съел железнодорожную лапшу, запив железнодорожным кофе. Потом достал плеер и под годные ритмы Powerwolf , System Of A Down , Slipknot ко мне начало возвращаться отрешённое Спокойствие.

Ближе к ночи проехали Челябинск.

Шаламов Артём

ученик МОАУ «СОШ №8 г. Орска»

0

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту