Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Илья Богданов: «Мы пишем простые тексты – выбираем путь наименьшего сопротивления»

Илья Богданов — журналист телеканала «Рен ТВ», сценарист документальных фильмов.

— Как попадают на работу на телевидение?
— У всех это происходит по-разному. Я на телевидение впервые попал в 2001 году. Когда только приходишь на телеканал, кажется, что здесь царит волшебная атмосфера. Через некоторое время волшебное чувство пропадает, потому что здесь также много работы, как и в других СМИ. Работа на телевидение – это каторжный труд, который не менее и не более значим, не более уважаем, чем любой другой. Представьте, что у вас горит эфир: какой-то фильм сняли с эфира и решили поставить ваш, а вы тем временем находитесь в кино, ведь у вас сегодня выходной. До вас никто не может дозвониться. Через некоторое время вы перезваниваете и слышите: «Я до тебя два часа дозвониться не могу! У нас эфир горит! Ты, вообще, где?». Если идете работать на телевидение, то про выходные можете сразу забыть.

— Сложно ли работать на телевидение после работы в печатном издании? Какими правилами нужно руководствоваться при написание телевизионного текста?

— Если вы пришли на телевидение из печатного издания, то первые несколько месяцев вам будет тяжело. Объясню, почему: то, о чем пишущий журналист рассказывает словами, у нас на телевидении показывают. Как правило, из пишущих журналистов получаются очень хорошие телевизионщики, потому что они обладают широким словарным запасом.

То, что не принято применять в газетной журналистике, например, слова-паразиты: «менее того», «более того», «мало кто знает», активно используют в телевизионной журналистике. У нас принято так: чем больше слов-сорняков, тем лучше. И это не я придумал — это использовал Леонид Парфенов в своем проекте «Двадцатый век», после которого все почему-то стали следовать этому правилу. Конечно, это удобно, потому что, таким образом мы делаем телевизионный текст максимально доступным для широкой аудитории. Когда вы пишите телевизионный текст, нужно помнить о том, что предложение должно состоять приблизительно из пяти-шести слов, не должно быть причастных и деепричастных оборотов. Мы прекрасно понимаем, что 95% наших зрителей — обычные люди, а не академики какие-то, поэтому мы пишем простые тексты – выбираем путь наименьшего сопротивления.

Предлагаю поговорить о документальном кино. Кто может сказать, что такое факты?

— Это известная, точная информация.

— Всё верно! Адвокат Кони утверждал, что пять свидетелей видят картину преступления по-разному. Есть достоверный факт, а есть общепризнанный факт. Какая между ними разница? Общепризнанным фактом, на данный момент, считается, что Дональда Трампа, всё-таки, выбрали президентом. Но, утверждать, что Трамп стал 45-ым президентом США, мы сможем только после его инаугурации.

Достоверным фактом является то, что уже произошло. Когда вы будете писать свои материалы, во избежание судебных разбирательств, помните о необходимости опираться на источник информации: «По мнению такого-то, Васи Пупкина, всё было так-то…». То есть, то, что сказал Вася Пупкин — это достоверный факт. Вот пускай он потом и отдувается за то, что сказал. Задача журналиста в данном случае – донести информацию до аудитории, а не показать собственную позицию.

— Помогает ли журналист с монтажом?

— Начинающих журналистов, которые только пришли в продакшн, заставляют помогать в монтаже. Они смотрят тот материал, который сняли. Но, на мой взгляд, лучше на монтаж не ходить. Что может сказать начинающий журналист режиссеру с двадцатилетним стажем работы? Если он будет давать ему свои советы, то режиссеру это может не понравится. Советами можно замучить кого угодно. Я всегда был сторонником такой схемы работы: когда завершен черновой монтаж, тогда уже режиссёр показывает авторам то, что сделал. Тогда у авторов уже могут появиться какие-то замечания или предложения.
Да, на начальном этапе, чтобы понять весь цикл производства, начинающему журналисту все эти ступеньки полезно пройти. Но не стоит давать советов, лучше просто посмотреть — обычное журналистское любопытство.

— А что вы пишете?
— Я люблю исторические исследования. Пишу сценарии на тему, например, закрытых организаций, тайных обществ. Вы можете посмотреть один из двухсот моих фильмов, если хотите. Посмотрите «Великие тайны Ватикана», вам понравится. Я вас уверяю.

— Есть ли у вас любимый фильм из тех, что вы сняли?
— Из тех, что я снял? Любимых нет. (Задумался.) Знаете, как получается? Когда завершаешь работу над фильмом, то начинаешь его не любить. (Смеется.) Но есть фильмы, которые, скажем так, мне были интересны, например «Великие тайны Ватикана». О многих исторических событиях у нас мало кто знает. Например, никто не знает, кроме людей военных, что у нас было такое событие: четырнадцать советских солдат, воевавших в Афганистане, попали в лагерь в Пакистане, из которого им удалось совершить побег. Эти четырнадцать солдат уничтожили более тысячи солдат противника.

Татьяна Хопёрская
Ученица 5-го класса школы №1319 г. Москвы
Занимается в Школе журналистики имени Владимира Мезенцева с ноября 2016 г.

5

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту