Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

«Когда человек рыдает, ты тоже ощущаешь его переживания»: Мария Широкова о закулисной жизни телепрограммы «Ждули»

О сложностях в работе и том, что не вошло в программу «Ждули», рассказала в новом интервью Мария Широкова — журналист, сценарист, автор телевизионных программ, преподаватель Школы журналистики имени Владимира Мезенцева.

Фото из архива Марии Широковой

Как вы попали на телеканал «Ю»?

— Телеканал «Ю» не снимает проекты сам, он заказывает их у продакшена. У них нет собственного производства, они только принимают сценарии, монтажи.

 Значит, вы были в каком-то продакшене, и они вас позвали?

— В разных продакшенах, да. Для «Ю» я снимала много разных проектов.

 Что самое сложное в создании реалити-шоу?

— Это просто работа. Ты сопереживаешь героям, переживаешь их эмоции. Это эмоциональное включение — оно самое сложное. Когда человек рыдает, ты это тоже чувствуешь, ощущаешь его негатив и переживания. Вот это, наверное, самое сложное.

Сколько примерно человек участвует в съёмках одной серии? Если взять, к примеру съёмку одной серии «Ждуль»?

 — Ну, смотрите, в тех же «Ждулях» съёмочная группа, которая едет — это два оператора, продюсер, снимающий редактор. Есть шеф-редактор, сценарист, исполнительный продюсер, редактор монтажа, шеф-редактор поста, режиссёр монтажа, просто монтажёр, логгер, редактор по звуку, ещё есть графика, в конце концов. Есть кастинг, который отбирает всех, принимающая сторона на канале «Ю», там креативный продюсер. Это минимум команда в 20 человек, может быть, больше.

Есть ли какие-то детали, которые добавляют в серию специально? Например, я знаю, что в программе «На ножах» вставляют акценты, чтобы было более интересно смотреть.

— Есть, это правда. Ты ставишь акценты и убираешь то, что не нужно, отделяешь зёрна от плевел. Это не значит, что это ложь. Ты берешь историю, но ненужные детали, которые запутают зрителя, увеличат хронометраж, ты отсекаешь. Ставишь акценты туда, куда надо их ставить.

 Вы с самого начала знаете, чем закончится серия?

—  Нет, не всегда. Это идёт по ходу съемок. У меня есть общая канва, но она может меняться внутри сцены.

То есть Вы специально не направляете героинь на какой-то определённый выбор?

— Направляю, но я не знаю, как поступит человек. У них полная свобода выбора. Человека ставят в необходимые обстоятельства, а там он определяется, как поступить. Невозможно заставить взрослого, вменяемого человека принять то или иное решение. Ты героям просто даёшь варианты.

 В некоторых сериях героини решали дождаться возлюбленного, но потом меняли мнение и принимали решение о расставании. Это сценарий?

— Нет. Они сами передумали.

 Были ли ситуации, когда вы находили героиню, всё было готово к съёмкам, но она отказывалась?

— Это, наверное, вопрос кастинга. Когда мне передаётся съемка, героиня уже подписала договор и приняла это решение.

 Ваша работа требует много сил, эмпатии. Как не выгореть, остаться в здравом рассудке?

— Без понятия. Я сейчас, мне кажется, на грани выгорания.

 Надо отдых, значит!

— Да, надо отдых, но я планирую его где-то в июле, по крайней мере, выспаться.  

111

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту