Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

НЕ СТОИТ БЛАГОДАРНОСТИ

В последнее время благотворительность стала эдаким модным словечком, средством

наживы или пиара публичных людей. Ну а я решила приобщиться к

благотворительности во имя неё же самой, для чего записалась на рейс ночного

автобуса приюта «Ночлежка». Уже на следующий день он подхватывает меня в шесть

вечера на улице Полярников.

Сортировочная

Мы приближаемся к первой плановой остановке. Перед выходом я облачаюсь в форменный

пуховик «Ночлежки» и становлюсь совсем «своей». Команда отворяет задние дверцы

автобуса и начинает раздавать бездомным горячий ужин, а я пока осматриваюсь. Вдруг со

мной заговаривает изрядно выпивший посетитель благотворительного ужина – Александр.

Оказалось, у него имеется даже квартира, которую он сдаёт, а на вырученные деньги живёт и

отсылает алименты жене с дочерью в Колпино. Сам он прошёл Афганистан, был снайпером.

Две другие женщины угощают меня пачкой мармеладок. Удивительно: видя меня впервые,

эти люди ужасно любезны, благодарят, хотя я даже не подавала им еду. Настала пора

«загружаться» и мы, попрощавшись с подопечными, двигаемся дальше.

Татьяна

По пути мы беседуем с напарницей Татьяной, и та рассказывает, что продолжительное

время своей жизни не выходила из дома, не общалась с людьми из-за психического

расстройства. А возвращаться к людям решила, помогая другим. Потом она рассказала об

успешном архитекторе, который работал на Западе, делал проекты отелей и однажды попал в

аварию. Вдобавок, его ещё и обокрали. Он долго проходил восстановительный период,

оказался без документов, работы, жилья. Татьяна сейчас помогает ему сделать сайт с его

проектами, чтобы привлечь работодателей. За разговором мы не заметили, как добрались до

следующей точки.

Лигово

На это раз я решила помогать. Дверцы машины вновь распахнулись, а я оказываюсь в

другой части салона, которая представляет собой нечто вроде прилавка в столовой. В самом

углу стоят большие железные термоканистры с супом и чаем, хлеб лежит в ящиках на

полках, к стенам автобуса крепятся скамейки, сидя на которых мы раздаём еду, а на дверцах

располагаются кольца, обтянутые мусорными пакетами, их, кстати, бездомные сами за собой

и уносят. Меня определили на выдачу ложек, хлеба и пирожков. На вид еда была столь

аппетитной, что я бы и сама угостилась: суп на мясном бульоне с вермишелью, огромные

ломти монастырского хлеба, сладкий чай и пирожки размером с ладонь!

Джозеф

В свободную минутку знакомлюсь с ещё одним напарником – судя по акценту,

иностранцем. Оказалось, коллега Джозеф прибыл из Америки и преподаёт в школе на

Кадетской линии английский. Его всегда интересовала история России, поэтому он

окончательно перебрался сюда и живёт здесь сам по себе. В США, по словам Джозефа, люди

оказываются на улице в основном вследствие алкоголизма и наркомании, а ещё многие

потеряли деньги в бизнесе во время кризиса 2008 года, отдав жильё в счёт долгов.

Государство же помогает американцам программами, которые обеспечивают людям еду и

кров, а также благотворительные организации и церкви собирают пищу и деньги для

бездомных и малоимущих. Сам Джозеф считает Петербург уже родным городом и стремится

помочь улучшить жизнь здесь.

Игорь

Игорь – будущий медицинский психолог, часто проходит практику на Скорой помощи и

поэтому уже год водит ночной автобус, а ещё он соцработник приюта. Оказывается, в

«Ночлежке» всего 57 мест, но они постоянно освобождаются. Схема такова: человеку,

обратившемуся в приют, оказывается самая необходимая помощь, будь то восстановление

документов, получение инвалидности, определение в дом престарелых, трудоустройство

или реабилитация от зависимостей под контролем врачей. Мне показалась поразительной

история Валеры Сергеева: этот человек пьянствовал, жил на улице и, по какой-то ошибке,

документально был похоронен на Ковалёвском кладбище. С помощью сотрудников

правоохранительных органов его удалось «легализовать» в результате нескольких судов.

Сейчас он ждёт очереди в дом престарелых.

Васильевский остров – Чёрная речка

Наконец, мы приехали, на Васильевском нас уже ждут человек 15. Некоторые из них

выражают недовольство нашей задержкой, а уверение о пробках их не удовлетворяет. Эта

точка официальная, в отличие от первых двух, при ней есть и пункт обогрева. Свои права

бездомные уже знают неплохо, а поэтому порой не стесняются потребовать то, что им

положено, нередко даже в хамской манере. Дальше следуем на Чёрную речку и быстро

управляемся там.

Женя

Молодые люди обсуждали каких-то неизвестных мне подопечных, и Женя – ещё один

участник бригады – стал говорить о том, что понимает, как им следует помочь. В беседе

выяснилось, что Евгений проходит в «Ночлежке» реабилитацию от алкогольной и

наркозависимости. Родные выставили его из дома, потому что он постоянно крал у них

деньги, побороть эту зависимость так и не смог, но когда он очутился в приюте, то наконец

увидел мир «трезвыми» глазами. А с нами на рейс он попал из-за особой практики

«Ночлежки». Человек, состоящий на реабилитации или просто проживающий в приюте,

рассказывает друзьям по несчастью свою историю и склоняет их обратиться в приют за

помощью. Методика довольно эффективная, поскольку бездомные охотнее доверяют таким

же пострадавшим, как и они сами.

Степанова Виктория

г. Санкт-Петербург

0

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту