Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Пока живой

Они любили и верили, смотрели друг на друга и улыбались: живем! Рисковали, сигнал за сигналом посылали радиограммы кровавые руки, целясь, умирали от выстрела того, кто был быстрее, они терпели, но души их кричали, голодали, но не выпускали винтовку из рук, потому что знали: в будущем победа..!

«Как же там мои род­ные? Все ли у них хорошо? Как же мне хочется обнять их, вдохнуть запах родного дома. Неужели не будет этого?

Страшно, не хочу умирать! Хочу на качелях, вверх, вниз, чтоб дыхание захватывало. Поймать большого окуня, домой принести, зажарить и съесть с печеной картошкой. Еще на покос, где кузнечики стрекочут, душистое сено, которое и колет и щекочет, впереди  лес, лес, лес, пить хочется, и громко жужжат оводы. Там чистое небо, в котором не гудят фашистские мессеры, ласковые руки мамы, широкие просторы полей с пшеницей. Бежать бы босиком к речке с деревенскими ребятами и рассматривать круги от водомерки. Или с мамой пойти за малиной, комаров тьма тьмущая, только успевай отмахиваться. Что соберу, сразу в рот кладу, а мама раз — два ручками, уже полное лукошко! Убежать после школы, не сделав уроки, гонять мяч на футбольном поле или с Машенькой гулять и смеяться, рассказывая смешные истории друг другу. Думать, как свадьбу сыграем, как детей назовем, где дом построим,… Мама позовет домой и разбежимся. А на улице темно, и окна в домах загораются одно за другим, как звезды на небе.

В детстве мечтал, чтоб война началась, а я из пулемета тра- та -та! Думал, что этого ничего не будет, и я проживу скучную жизнь! А сейчас я здесь, и уж точно не скучно! А что дальше..?

Лучики света, как ручки, проходящие чрез ветви сосны, нежно тянуться к лепесткам полевых ромашек. Ветер легко качает хрустальную паутинку, громко стучит дятел и кружась в медленном вальсе облака уходят на запад… И не вериться, что война!

Смерть уже приближалась ко мне на войне. Хорошо помню, когда мы были на передовой, под конец дня налетели немецкие бомбардировщики, и буквально засыпали нас бомбами. А мы лежали в своих окопах, прижавшись к земле, закрыв глаза, и только шептали: «Господи спаси, сохрани!» И тут рядом со мной разорвался снаряд, и я был отброшен воздушной волной и погребен землей. Но жизнь не покинула меня, она дала мне еще один шанс. Шанс на то, чтобы умереть, умереть здесь, стоя перед немецким автоматом. Жизнь дала возможность мне вспомнить мое детство, понять мое настоящее и узнать будущее…

Стою и думаю, а позади кирпичная кровавая стена, грубая немецкая речь, винтовки смотрят в упор, и солнце последним лучом прожигает листву деревьев. Все равно мы победим. Уверен, что победим. Все по улицам пойдут с красными шариками, напевая военные песни, смеяться будут, жен своих встречать, мам… И слезы только от радости, одной большой на всех. А я в холодной сырой земле совсем один…

Стоять бы вот так, да на пригорке, откуда деревушка наша как на ладони, а кругом березовые рощи, дальше бескрайние поля-кормилицы и берега реки. А в домиках люди живут, с которыми дружишь, работаешь, веселишься, отдыхаешь. Стоять бы вот так…

Выстрел. Уже не больно. Тело падает на землю, на горизонте догорает путеводная звезда, а душа улетает высоко-высоко, в небо к птицам…

Полина Титова

Ученица 8-го класса МАОУ «Гимназия №19 Челябинская область г. Миасс

0

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту