Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

После журфака вы становитесь совсем необразованными

Григорий Тарасевич — главный редактор научно-популярного журнала «Кот Шредингера», один из руководителей проекта «Летняя школа», до этого был редактором отдела науки журнала «Русский репортер».

— Почему вы ушли из «Русского репортера»?
— Ну, основная причина —  хотел сделать собственный проект, мне хотелось поддержать свою команду, ее сохранить, увеличить. Ну, вести научно-популярный журнал мне гораздо интереснее, чем делать «Русский репортер».

— Почему именно название «Кот Шредингера» вы выбрали для журнала?

— Я был против, меня убедили коллеги, уверяя, что мы без нарушения законов и этики присваиваем себе огромный капитал, который стоит за этой метафорой. Эта самая известная метафора науки. Были споры, провели несколько опросов, и однозначно было за «Кота Шредингера».

— Какие еще были варианты?

— Был вариант «НАУ», как «now» — сейчас и часть от слова «наука».

— Как вам удалось придумать 88 тем за то время как вы ехали к своей девушке?

— 2 часа перед сном, час, когда переезжали границу и час утром. 4 часа ну нормально. Когда через вас проходит огромное количество новостей, то делать темы – не сложно.

—  А как вы выбираете …

— Девушек? (смех в аудитории)

— Эти темы, на каком-то сайте?

— Девушку на сайте нашел, на определенном. Эти темы копятся. Это не то, что посмотрел на потолок в поезде и придумал, я держу блокнот и все записываю. Да если что, мы до сих пор женаты, и она ведет колонку «Хомосапиенс».


— За историю «Кота Шредингера» публиковали ли вы истории читателей?

— Нам естественно такие письма приходят регулярно. В «Русском репортере» приходило. Я до сих пор помню прекрасное письмо на 10 страницах, где автор доказывал, что я Снегурочка. Часто от людей, от незнакомых людей, приходят интересные и содержательные письма.


— 17 апреле 2015 года в одном из своих интервью вы сказали, что пока никто не отказывался сотрудничать с «котом».  Это действительно так?

— Ну, тут наверно чуть-чуть преувеличил, потому что, может быть, отказывались, но я не помню. Но люди отказываются чаще всего, когда у них нет времени. Должна быть репутация. Не надо писать про все, надо писать в узком направлении. Если ты 20 лет пишешь про науку тебя, действительно, знают. Дальше, чтобы не было отказа, надо быть готовым к беседе. Это не только знания всех предыдущих интервью, но в случаи с наукой —  это еще и знания какие-нибудь поверхностные, хоть на уровне Википедия, но все-таки знания.


— Разве журналист не должен быть всесторонне эрудирован. Если ты знаешь только одну область, ты только об этом говорить и можешь, а вот если ты всесторонне образован, ты можешь говорить на любую тему, вне зависимости от того чем ты увлекаешься?
— Ну вот смотрите, я мог бы написать про спорт.  На такую заметку у меня ушло бы месяца 2. Что касается эрудиции, то журналист должен быть всесторонне образован. Привет, мой любимый тезис, о том, что не надо поступать на журфак, потому что после журфака вы становитесь совсем необразованными. Журналист должен хорошо знать историю, философию, гуманитарные науки.


-Зачем заниматься 5 лет тем, что потом вовсе тебой не будет применимо, если занимаешься 5 лет биологией или физикой и потом в журналистику?
— Я же не говорил вам не поступать на журфак и говорю, какие есть минусы, например, кем вы будете, закончив журфак или закончив истфак. Что вы можете делать, закончив журфак?

— Идти работать журналистом.

— Еще какие варианты?

— Все.
— Что вы можете делать, закончив истфак? Пойти работать преподавателем истории, пойти работать в политику, заняться наукой сразу больше вариантов. Часто из журналистов выходят писатели. Правда ли что все журналисты мечтают написать роман? «Нет», — соврал я.


— Как вы относитесь к интернет-журналистике, ко всяким разным блогам? Намерены ли вы развиваться в этом направлении?
— Честно говоря, мне пофиг на каком носителе существует текст. Что касается меня лично, я не готов работать в Интернет издании. Я понимаю, что сейчас популярнее интернет, чем пресса, но я работаю в свое удовольствие, для меня удовольствие понимать, что воды бессонных ночей и все эти буковки приезжают в виде грузовиков набитых журналами в магазин. Что касается блогеров, я не до конца понимаю, кто такие блогеры. Плюс в том, что интернет-журналистика или блогерство, как вы называете, более независима и более свободна.


— Вы назвали минусы журфака. Какие по-вашему есть плюсы? Есть ли они вообще?
— Удобно расположенное здание, это самое центральное место Москвы; во-вторых, образование по профессии никогда не будет во вред, но может иногда. В- третьих, это тусовка: вы попадайте в атмосферу.

— Как в журналистике отличить научную статью от ненаучной?
— Научная статья и публикации в научном журнале к журналистике никакого отношения не имеют, это то как ученые отчитываются перед миром о своей работе. Ну как их отличить — надо хорошо учиться в школе. Школьное образование дает все инструменты, чтобы отличить науку от фигни.

— Если журналистское образование в России такое плохое, то где оно хорошее?

— Опять же, я не знаю хорошо зарубежную школу, поэтому не готов вам отвечать. Более того, я не знаю какие журналисты за рубежом, поэтому не знаю хорошие они или плохие.

— Если выпускнику журфака интересен этот материал, он мог бы подать его точно так же, как и тот, кто является экспертом в нем. Потому что журналисты должны уметь быть экспертами в той или иной деятельности, в которой они намерены заниматься.

— Интенция вашего высказывания безусловно верная – «должны», но этому не учат и считается не правильным копаться в содержании науки у журналистов.

— Вы в вашем журнале писали о последних открытиях в е-нано-технологиях и у вас есть онлайн курс, посвящённый им. Можете сказать, какую пользу они будут приносить в реальности, а не в лабораториях?

— У кого есть IPhone?

(подняли руки)

— О, смотрите. Ну вот это последнее распространение и вообще часть чипов и линзы фотокамеры – это продукт российских нано-технологий. Это просто не афишируют. Вот вам пример, что весь ваш телефон — это продукт е-нано-технологий.

— В журнале «Эксперт онлайн» опубликована ваша статья, где вы сравнивали науку американскую и русскую, обратив внимание, что американские СМИ пишут о последних открытиях науки, то наши о каких-то съездах и программах. В чем причина того, что пока в мире совершают открытия, в России проводят конференции?

— Ну конференции проводят везде. Опять же виноваты журфаки. Человек с образованием журфака написал бы о конференции по правилам, а студент биофака написал бы ярко желтую заметку, из которой выйдет повод.

Младлен Абдель-Хафез

15

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту