Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Санкт-Петербург, к тебе я только в гости…

Валерия Шарова, Школа журналистики «Винтовая лестница» Дворца творчества детей и молодёжи г. Оренбурга

Был конец июня, когда у меня в кармане появились первые заработанные деньги. Зачем, спросите вы, семнадцатилетняя девушка тратит на работу целый месяц долгожданного, последнего перед поступлением в ВУЗ, лета? Чтобы накопить на поездку в самый обсуждаемый среди старшеклассников город – Санкт-Петербург.

Скажу честно, за все время работы я не думала о Питере. Элементарно: было некогда! Помечтать о поездке я разрешила себе лишь в последний день, когда собирала сумку. В тот вечер меня, умеющую искусно поддаваться воображению, уже было не остановить…
…Выйду из надоевшего мне за двое суток душного поезда на петербургский вокзал, глаза разбегутся, как это обычно бывает с человеком, оказавшимся в незнакомом месте. Ноги, уставшие от бездействия, откажутся идти. Как я восприму в таком состоянии «Петра творенье»?
По оживленным берегам
Громады стройные теснятся
Дворцов и башен; корабли
Толпой со всех концов земли
К богатым пристаням стремятся;
В гранит оделась Нева;
Мосты повисли над водами;
Темно-зелеными садами
Ее покрылись острова,
И перед младшею столицей
Померкла старая Москва.

На часах два часа ночи, а я читаю «Медный всадник», рисуя в воображении объект восхищения поэта. М-да, это будет впечатляющее путешествие…


Люблю поезда. Расположившись на своем месте, вспомнились строки Максимилиана Волошина: «Так вот в ушах и долбит, и стучит это: «Ти-та-та… та-та-та… та-та-та… ти-та-та…» Я прилегла (выспаться ночью мне так и не удалось!) В мыслях снова возникали образы города: то таинственный, могущественный, равнодушный к судьбам «маленьких людей» Петербург Достоевского, то красивый, помпезный Питер моих знакомых.
Открыв глаза, я увидела уже разместившихся в плацкарте родственниц – тетю Алю, тетю Наташу и сестренку Нину – моих сопроводителей на предстоящую неделю. Они подсели ко мне в Новосергиевке, которая находится в 100 километрах от Оренбурга.
— Что нас не встречаешь? – поинтересовалась тетя Аля.
— Я нечаянно задремала.

-Зонтик взяла? – спросила она с игривой, свойственной ей, улыбкой.
-Взяла, но всё-таки рассчитываю на солнечную погоду, — довольная встречей, ответила я.

За чашечкой чая каждый в нашем тесном кругу рассказал о недавних событиях из жизни. В такт покачиваний, двигались белые, почти новые, шторки: «Ти-та-та… та-та-та… та-та-та… ти-та-та…» По вагону ходили незнакомые люди. Интересно, они тоже едут в Санкт-Петербург? А может быть тот шумный дядя из соседнего купе — коренной житель города на Неве? В таком случае, наверное, он очень счастлив…
Следующий день прошел быстро. Настал момент, когда все попутчики, приодевшись, причесавшись, поставили свои чемоданы у ног: на выход!
Немного потолкавшись, вышли и мы на перрон. Вот я и в Санкт-Петербурге ! Вдыхала его воздух и не могла им насытиться!

-Как это жить в Петербурге, не надоедает эта постоянная суета большого города? – поинтересовалась я у родственника, который встречал нас.
— Шутишь? Жить в городе-музее мне не надоест никогда. Это настоящий парадиз.
И вдруг на меня навалилось необъяснимое желание бежать! Туда, откуда едут нескончаемым потоком машины, бежать по широким величественным проспектам и узеньким улочкам с теснящимися домами….

Через некоторое время подъехало такси. Проехав с ним около часа, мы, кажется, знали о северной столице все.
— А здесь Вовка с Димкой частенько шашлыки жарят, — сказал он, указывая на аккуратный, солнечного цвета дворец Петра I .
(Видно, современные правители тоже не отказываются посмаковать в царском интерьере).
Мы благополучно разместились на съемной квартире в районе Петергофа. А на следующий день отправились на экскурсию по царскому ансамблю.
Дойдя до «двора Петра», мы были разочарованы: фонтаны не работают! Неужели я не увижу эту красоту? Позже выяснилось, что пришли мы рано. Разница во времени Оренбурга с Петербургом — два часа! Когда же вся система парка заработала, водный каскад золотого цвета собрал вокруг себя сотни зевак, говорящих на разных языках. Я смотрела и не могла оторвать глаз: вода была не просто дополнением к фонтану. Она была главным героем! И вот ровный коридор воды, окруженный аккуратно постриженными газонами, уходит в глубокие воды Финского залива. В тот момент я представляла себя императрицей…

У меня создалось впечатление, что парк — отшлифованный драгоценный камень, не имеющий ничего лишнего. Мы с тетушками фотографировалис ь буквально на каждом шагу, всё хотелось запечатлеть: и уединенные беседки, и многочисленные сочные цветники, и вольеры, и все детали летней резиденции Петра Первого.

На следующий день, еле встав с кровати после непривычных долгих прогулок, мы отправились на променад по Санкт-Петербургу . Выйдя из метро на станции «Гостиный двор», мы оказались в центре города-музея. Нас окружили дома, не похожие один на другой. Каждый будто выкрикивал: «Смотри на меня! Я тут самый уникальный архитектурный проект!» Фонтаны, скульптуры, аллеи… Красота! Это уникальные творения, в каждый из которых вложено столько любви и труда!

На фоне этого было странно видеть спящих на лавочке бомжей. Я намеренно отворачивалась, чтобы не испортить впечатление от прогулки.


Усилили мои эмоции экскурсии по водоканалам северной русской Венеции.
Сначала мы передвигались на небольшой голубой моторке с открытым верхом по Фонтанке. На нас смотрели аккуратные, разноцветные домики набережной. Затем, выплыв из-под моста дворцовой набережной, мы попали в прозрачные, темно-синие воды Невы, окруженной многочисленными дворцами, исторической архитектурой и просто удивительными каменными постройками восемнадцатого века. Все это огромных размеров, но по сравнению с просторами Невы, они выглядели, словно карточные декорации театра.


Посмотрели мы и ночной Петербург. Туристический автобус, свернув с освещенного Невского проспекта, повёз нас на окраину города. В окне замельтешил не респектабельный центр с дорогими ресторанами и яркими витринами бутиков, а игровые клубы, дешёвые кабаки и забегаловки. Вот пошатывающийся силуэт мужчины. Я еще в Санкт-Петербурге ?..


Через полчаса мы оказались у Исаакиевского собора. Вокруг высокие фонари, чистые улицы, дворцы. Само же здание крупнейшего православного храма, тяжёлое и немного отстраненное, скрывалось в тени от многочисленных вспышек камер. Оно показалось мне вынужденным удерживать в своих многотонных каменных стенах мощную энергетику, которая хотела, но словно не могла выйти наружу.


В два часа ночи мы наблюдали удивительное и незабываемое явление – разведение мостов. На тот момент, каждый дом на набережной был по-своему освещен. У оград Невы стояла тысячная толпа, нам же предоставили возможность любоваться видом с Невы. Украшенный фонарями мост, легко, словно пластиковый, пришёл в движение и замер.
На Неве мы встретили рассвет. Да, в третьем часу ночи Петербург не нуждался в фонарном освещении. По какой-то причине наша экскурсионная группа не успела вернуться тем же путем. И тогда наш штурман повез нас через технический канал. По берегам громоздились судостроительные заводы. Желания смотреть по сторонам не было. Хотелось побыстрее приплыть к причалу.


Вскоре мы снова сели в автобус. Многие тихо посапывали, а я смотрела в окно. Меня привлекла группа людей, столпившаяся около выхода в метро. Они окружили танцующего парня, рядом с которым лежал раскрытый сундучок для денег. Подобную картину я увидела в другом месте: молодой человек исполнял каверы на популярные песни. И ему бросали в чемоданчик монеты. Мне вспомнился Раскольников, не имеющий средств на обучение. Наверное, эти люди тоже нуждаются в деньгах. Ну а зачем еще студентам круглосуточно вытворять такие вещи?

Мы подъезжали к центру города. Молодежь с сигаретами и пивом — на каждом углу. Внешность у большинства нестандартная: яркий хаер, татуировки по всему телу, пирсинг. Мне взгрустнулось: а вдруг среди них и житель Оренбурга, которого обстоятельства оторвали от маминого крылышка?…

Дни путешествия пролетели, словно во сне. В последний день сестра меня спросила:
— Теперь и ты будешь рваться жить в Питере?

-Нина, наверное, нет… Привыкнуть к такой помпезности вряд ли захочу. А ещё мне показалось, что этот город двулик. Да, тут много возможностей для культурного развития, карьерного роста, общения со знаменитыми людьми. Но здесь большое количество потерявшихся людей, не нашедших себе применения в этом величии и красоте.

-Хм, дело твое, – ответила Нина, закрывая на ключ наше временное питерское жилье.

Оставалось несколько часов до нашего отъезда. Сумки лежали в ячейках на вокзале, а мы любовались пасмурной северной столицей. Улица, которой я на прощанье помахала, уходила далеко вперед, скрывая в своих закоулках и двориках все то, что не должно смущать глаза приезжих…

Шарова Валерия

Ученица 11-го класса МОБУ «СОШ №76» Г. Оренбург

0

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту