Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Я просто учился и сейчас продолжаю учиться

Он видел исполнение «Отелло» узбекскими артистами. Ему известно, какие СМИ свободные, а какие – нет. Он поделился с нами собственным опытом и рассказал об особенностях профессии. Слово — за … Матвеем Ганапольским.

— Как вы пришли в профессию?

Занимался я в жизни самыми разными вещами, в сфере журналистики стал работать поздно, совершенно случайно. Всегда любил радио, и хорошо, что так получилось, собственно как я и хотел, что жизнь моя именно с ним и связана. Уже 23-й год я на «Эхе Москвы». Жизнь очень извилиста, и ты никогда не знаешь, что с тобой будет через пару лет. Поэтому выстраивать долгосрочные планы, это крайне наивно. Никто не знает, кем мы с вами будем через 20 лет. На примерах многих людей, уверен, вы сможете сделать вывод, что жизнь непредсказуема. Надо совершенствовать себя в том, что сейчас интересно. В разные периоды времени меня увлекали совершенно разные вещи. А в результате мои умения – это сумма всего того, что мне было интересно в этой жизни. Поэтому, если сейчас вы любите вышивать или играть в футбол, то в дальнейшем это сможет сыграть огромную роль в вашей жизни. Это нужно также и в журналистике, ведь вы не можете работать в той области этой профессии, которая не нравится. Больше доверяйте себе, постарайтесь относиться к себе, к своему организму, как к хрупкому предмету.

-Вы участник российского еврейского конгресса. Расскажите, чем вы занимаетесь, и почему это нужно и важно?

-А почему вообще нужно, чтобы какая-то нация жила на территории России? Почему нужно, чтобы не все уезжали, а чтобы кто-то здесь оставался? Потому что в России живёт 146 национальностей, которые говорят на 160-ти языках. Я считаю, что Россия – уникальная субстанция, которая славна именно своей многонациональностью, многоязычностью. Поэтому для меня высокая честь, что меня пригласили в этот конгресс. Другой разговор, что я там ничего практически не делаю, потому что там есть свои структуры. Сейчас, конечно, все стараются уехать. Все говорят, что нужно получить хорошее западное образование, это всё правильно. Я застал Грузию при Саакашвили, при нём наблюдалась такая история: доплачивали студентам, чтобы они ездили на запад получать образование. Они его получали и после этого возвращались обратно в Грузию и получали высокие посты. И практически всё правительство училось в западных университетах. Я считаю, что это правильно, потому что если все отсюда уедут, то кто же здесь останется. Россия не моя страна. Я мигрант, родился в украинском городе Львове. До 14 лет я вообще не знал русского языка. Говорил на польском и украинском. Потому что тогда не было телевидения из Москвы. Многие страны мечтают о многонациональности, которая есть в России. Нужно беречь всех, кто живёт здесь. Каждый должен быть глубоко порядочным человеком и быть в хорошем смысле государственником. Знаете, я застал удивительные времена. Были дни культуры, это поддерживало государство. В Кремлёвском дворце каждый месяц были дни какой-либо республики Советского Союза. Например, приезжал государственный театр Узбекистана. И мы приходили во МХАТ, там они ставили «Отелло». Конечно, может показаться смешным исполнение «Отелло» узбекскими артистами. А, например, грузинский театр привозил «Ромео и Джульетту», и вся Москва приходила смотреть. А что мы сейчас знаем про те республики, которые входят в состав Российской Федерации, например, про Татарстан. Мы не чувствуем этих людей. В общем, это большая проблема.

-Сталкивались ли вы с тем, что в вашей жизни какие-то двери остались закрытыми из-за вашего мировоззрения?

-Кто-то со мной согласен. Есть люди очень резкие, эмоциональные. Я считаю, что если человек радикальный, то он этим себя ограничивает, потому что нужно всю жизнь учиться и профессионально расти. Журналисту радикализм противопоказан. Есть два слова, они очень часто характеризуют одного и того же человека: журналист и пропагандист. Журналист всегда стоит над схваткой, пропагандист, это тот, кто проталкивает свою идею. Надо быть очень внимательным, потому что из-за эмоций, вы можете из журналиста превратиться в пропагандиста. За то, что каждый пишет, он и несёт ответственность. Вы должны просчитывать последствия ваших шагов.

-Были ли в вашей жизни ситуации, которые в корне изменили ваше мировоззрение?

-Человек взрослеет тремя полосами. Они идут совершенно одинаково. Во-первых, возраст, что огорчительно, во-вторых, какая-то школа жизни, а, в-третьих, законы жизни. Знаете, не было такого, чтобы кто-то меня предал. Ничего такого не было, чтобы я стал о жизни думать как-то иначе. Я просто учился и сейчас продолжаю учиться. Иногда отсутствие каких-либо событий, лучше, чем их присутствие.

-Есть мнение, что не существует свободного телевидения и радио. Можно ли сказать что «Эхо Москвы» — свободная радиостанция со свободным вещанием?

-Да, безусловно, поэтому мы и занимаем первое место в рейтингах, опережая все радиостанции, в том числе и музыкальные. Свободное СМИ — это то, которое предоставляет слово всем, кроме фашистов, потому что их идеи и действия были осуждены Нюрнбергским процессом. Поэтому «Эхо Москвы», руководствуясь традицией, предоставляет слово абсолютно всем. Конечно, не в каждую передачу приглашаются люди, имеющие другую точку зрения, но, безусловно, «ЭМ» сохраняет баланс. Мы считаемся оппозиционным СМИ только потому, что мы предоставляем слово всем. Если бы всех пускали везде, то «Эхо Москвы» никто бы не слушал. Раньше СМИ опережали друг друга в подаче информации. Но с появлением интернета всё рухнуло. Людям важны мнения, они выходят на первый план. А «ЭМ» — это радиостанция мнений и новостей.

2

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту