Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Их именами названы улицы

Так уж получилось, что из России мы ездим в Россию через три государственных границы. Западная Европа гораздо ближе, поэтому немало  среди нас тех, кто знает её не понаслышке, а иногда и лучше, чем собственную страну. Из-за причуд географии нас специально возят знакомиться со своим Отечеством! Как будто хотят напомнить, что и мы – россияне.

А я и вправду порой забываю, но только о том, что когда-то наша Калининградская область была частью Восточной Пруссии, что небольшой уютный городок на берегу Балтийского моря, в котором я живу, когда-то назывался Нойкурен . Я-то всегда знал его как Пионерский. А к архитектуре, не свойственной русским городам, я давно привык. И когда брожу по тихим улочкам, то не перестаю любоваться этими однотипными, будто игрушечными, домиками ещё довоенной постройки. Радует, что и нынешние хозяева, стремясь сохранить их привлекательность, выкрасили фасады в весёлые, яркие цвета. Оттого и наш город – это «праздник, который всегда с тобой».

Читаю таблички с  названием улиц. Все у нас знают, что   носят они имена  лётчиков, Героев Советского Союза,  заслуживших это высокое звание за мужество и отвагу, проявленные в боях за Восточную Пруссию. Николай  Афанасьев,  Василий Меркулов, Алексей Рензаев , Сергей Смольков , Иван Шаманов. Парни довоенных лет. Только судьба распорядилась так, что пришлось им стать солдатами, сражаться с врагом уже здесь, в чужом небе, чтобы мирная жизнь возвратилась в их родной край…

Теперь моя совесть немного успокоилась. А было так. Уже в декабре я отовсюду слышал, что следующий, 2015 год, особенный, потому что исполнится 70 лет нашей Великой Победе. И вот так же я тогда шёл по улице и вдруг осознал, что, в сущности, очень мало знаю о городе, который стал  для меня родным. «Никто не забыт и ничто не забыто». Замечательные слова! Я тоже повторял их не раз. А тут вдруг подумалось: «А что я, собственно говоря, знаю, о тех, чьими именами названы наши улицы»? Странно получается: вроде бы мы помним этих людей, знаем, что они были героями, но в то же время ничего больше о них и не ведаем. Неужели Пушкин опять прав: «Мы ленивы и не любопытны»?

Я стал расспрашивать старожилов, читать книги и публикации в газетах, слушать радиопередачи, смотреть телепрограммы.  И теперь я знаю, что город Нойкурен был взят 14 апреля 1945 года 115 стрелковой дивизией 3-го Белорусского фронта. А сразу же после войны он стал основной базой авиации Балтийского флота. На территории бывшего немецкого аэродрома дислоцировались три  минно-торпедных полка Краснознамённой дивизии: 1-ый Гвардейский, 8-й и 14-ый – подразделения, которые прославились ещё в годы войны. Особенно легендарна история 1-го полка, чьи лётчики под командованием знаменитого Евгения Николаевича Преображенского уже восьмого августа 1941 года нанесли первый удар по Берлину. А ведь  именно в моём городе, в доме №3 по Зелёному переулку, жил Герой Советского Союза Андрей Яковлевич Ефремов, который бомбил тогда Берлин!..

Я  стоял у мемориальной доски, читал написанное на ней и пытался понять чувства лётчика, выполнявшего столь ответственное задание, когда он увидел сияющую огнями и иллюминацией столицу Третьего рейха. Тогда жители Германии узнавали о бомбёжках чужих им городов из газет, радио и победно звучащей пропагандистской кинохроники. Война казалась такой далёкой, все были убеждены, что она будет краткой и некровопролитной. Такой же, как в Польше, такой же, как во Франции. Тогда они ещё не думали о возмездии…

Так оживало прошлое и становилось  частью моей жизни. И я начинал ощущать себя ещё одним, необходимым, звеном в бесконечной цепи поколений. История страны становилась историей моей жизни. Потом, девятого мая, я  радовался тому, что этот день воспринимается всеми как всенародный праздник. Но коробило от того, что Георгиевская ленточка развивалась на антеннах автомобилей, что на задних стёклах машин был намалёван разухабистый слоган: «Спасибо деду за Победу!» Как будто наш «труженик-солдат» лишь для того и прошёл свой трудный путь до Берлина, чтобы внуки и правнуки его из всего устраивали развлечение. Нет, осознавать себя наследниками Великой Победы над фашистской нечистью – значит быть достойными своих предков, совершивших Великий Подвиг. В том числе и быть готовым защищать правду о нём от клеветы и наветов. Чтобы суметь защитить честь своего Отечества, надо преодолевать собственное невежество…

Вчитываюсь в страницы истории 1-го Гвардейского минно-торпедного полка и чувствую, какая ответственность  легла на наших воинов в годы войны. Именно они уже летом 1941 года стали основной ударной силой на море в сражениях с немецким флотом. Уничтожение караванов, следовавших в порты Прибалтики, борьба с минными заграждениями и крейсерские полёты одиночных самолётов-торпедоносцев – боевые будни наших лётчиков. Немало усилий было направлено также на нанесение ударов по наземным объектам противника. В том числе и во время операции по деблокированию Ленинграда. И в том, что в январе 1943 года блокада города на Неве была прорвана, огромная заслуга и морской авиации Балтийского флота…

Грозный вал наступления Красной Армии неотвратимо катился всё ближе и ближе к границам Германии и достиг границ Восточной Пруссии. Жители её всё не верили, что советские войска придут. Они надеялись на свою армию, на укрепления, на секретное оружие, обещанное Геббельсом.

Начиная с января 1945 года, продвижение нашей армии в Восточной Пруссии шло медленно. Бои отличались большим упорством и ожесточением. Немцы создали глубокую оборону, включающую семь оборонительных рубежей, шесть укреплённых районов. Густой туман, низкая облачность значительно затрудняли использование авиации. И всё же она внесла свой весомый вклад в победу! Как только в середине января 1945 года улучшилась погода, 1320 самолётов 1-ой и  3-ей воздушных армий нанесли удары по основным узлам сопротивления немцев. А вообще, в ходе Восточно-Прусской операции нашей авиацией было уничтожено  25 дивизий врага, 12 дивизий понесли тяжёлые потери.

Вот такая статистика. Факты и цифры. Знать их, конечно же, необходимо. История – это ведь то, что сохраняется в памяти живущих поколений. Но, мне думается, что нерасторжимая связь времён возникает тогда, когда мы понимаем, о чём мечтали и во имя чего действовали жившие до нас люди. Поэтому боевой путь 12-го Гвардейского минно-торпедного полка мне захотелось изучить подробнее: именно в нём служили те герои-лётчики, чьими именами названы улицы нашего города. Мне захотелось понять, какими они были.

Особенно запала в душу фронтовая судьба Героя Советского Союза, лётчика Ивана Гавриловича Шаманова . Ас из асов! Он и человеком был замечательным, беззаветно любившим свою Родину. Когда знакомишься с жизнью таких людей, ясно понимаешь, почему в той страшной войне победили мы.

В начале 1942 года на пополнение 1-го минно-торпедного полка прибыли несколько пилотов. В их числе – лётчик Иван Шаманов и штурман Михаил Лорин, оба из гражданской авиации. После переобучения они были зачислены в одну из эскадрилий полка. Иван Гаврилович к этому времени летал уже около полутора десятков лет. В 1925 году он окончил Борисоглебскую военную школу лётчиков. В 1933 году по состоянию здоровья был уволен из армии. Однако летать не перестал. К 1941 году у него был солидный опыт полётов в условиях северных широт. Война застала его в Якутии. Он обращается в военкомат с просьбой отправить его на фронт. Получает отказ. Но это не остановило настойчивого лётчика. Он выполняет опаснейшее задание по перевозу   лодки МБР-2 из Москвы на Север и заручается обещанием командующего ВВС ВМФ генерал-лейтенанта          С.Ф. Жаворонкова посодействовать в отправке на фронт. Генерал обещал помочь, но поставил условие: лётчик должен переправить из Москвы на Черноморский флот гидросамолёт. Шаманов и летавший с ним штурман Лорин, несмотря на трудность задания, сумели его выполнить, и были зачислены в морскую авиацию Краснознамённого Балтийского флота.

А свои первые ордена Красного Знамени друзья получили за участие в боях по прорыву блокады Ленинграда. За короткий срок бывший гражданский лётчик стал мастером торпедных атак. К сентябрю 1943 года гвардии капитан Иван Шаманов совершил 129 боевых вылетов, потопил 4 вражеских транспорта и был представлен к званию Героя Советского Союза. Но продолжались бои, и рос боевой счёт лётчика-героя. И в октябре 1944 года, теперь уже командир эскадрильи Шаманов, получил ещё один орден Красного Знамени. А всего за годы войны их у него будет четыре. Кроме того, он награждён орденом Отечественной войны 1-ой степени и медалями.

Человек щедрой души, он не только замечательно воевал сам, но и учил других. Не случайно самолёт, на котором летали Шаманов и Лорин, называли «летающей лабораторией». Немало молодых лётчиков и штурманов было подготовлено ими.

240 успешных боевых вылетов и 8 потопленных вражеских транспортов – таков боевой счёт замечательного лётчика, который с 1948 года в звании майора уйдёт в запас. Но не расстанется с небом и до 1956 года будет добросовестно трудиться  в гражданской авиации. А когда по состоянию здоровья будет вынужден оставить лётную работу, станет проживать в Москве и работать заведующим лабораторией Московского авиационного института. Из жизни Иван Гаврилович уйдёт 18 марта 1982 года. Похоронен  на Химкинском кладбище. Но верно сказал поэт Эдуард Асадов: «Мужеству забвенья не бывает», поэтому одна из центральных улиц нашего города названа именем славного героя-лётчика. А значит, он навечно остался в боевом строю…

В этом году я расстанусь со школой. Мечтается, чтобы и мне удалось найти любимое дело, которому можно посвятить всю жизнь. Очень хочется прожить её достойно. Как сумели это сделать те, чьими именами названы улицы нашего города.

Григорий Черепанов, Белгородская обл.

0

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту