Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Сегодня я в гостях у необыкновенного человека

Мои близкие относятся к этой женщине с большим уважением, прислушиваются к её советам, считаются с её мнением. Я хочу познакомить с Шабаковой Тамарой Фёдоровной и вас, так как более 40 лет она преподавала русский язык и литературу в школе.

— Тамара Фёдоровна, я бы хотела рассказать о Вас!

— Зачем? Я ведь ничего особенного не сделала. Просто работала. Может быть, напишете о ком-нибудь ещё?

— Расскажите, пожалуйста, о своём детстве.

— Я родилась 5 сентября 1935 года в селе Орловка Набережно-Челнин ского района Татарской республики. Деревню окружали леса, недалеко протекала река Кама. Места у нас были красивые. Только любоваться ими было некогда. Отец умер в 1939 году. Мама заботилась обо мне и пяти братьях. Она работала в колхозе, трудилась не покладая рук. Мы помогали ей, чем могли. Я свиней пасла, сказки им рассказывала, даже по именам всех знала.

В 1943 году пошла в школу. О нас там заботились, даже кормили на большой перемене.

Однажды во время прогулки мы услышали сильный грохот. Испугались, забились в канавки… Это летели советские самолёты бомбить Сталинград, шла Сталинградская битва. Но мы боялись и наших самолётов тоже, так как в классе было много эвакуированных детей. Они по возрасту были старше нас. Сорок пять человек в классе.

— А с кем дружили?

— Девочки-подружки , конечно, были. А вспоминается часто мальчик Серёжа. Сирота из Москвы. Он находился у нас в эвакуации. Мы с ним дружили. И каждый отламывал ему маленький кусочек «лебедного» хлеба. К началу урока перед ребёнком вырастала горка хлебных кусочков… Дети военной поры чутко чувствовали чужое горе.

Спустя годы моя подруга случайно встретила Серёжу в Москве. Он со слезами на глазах вспоминал эти сорок пять кусочков…

— А какие предметы нравились в школе?

— Гуманитарные: конечно, русский язык, литература, очень нравился немецкий язык, на нём говорила свободно.

— А когда Вы решили стать учителем?

1

— Мне кажется, ещё в раннем детстве. С подружкой из Ульяновска всегда в школу играла. Будучи ученицей шестого класса, я маму научила читать и писать, она безграмотная была. Ну а в девятом классе я уже точно знала, что буду поступать только в педагогический институт.

В нашем селе школа была семилетняя, так последние три года я пешком за шесть километров в набережные Челны ходила. Двенадцать километров в день. Вот такая «босая» математика.

Первые тапочки мне на экзамены мама купила. Я их на школьном крыльце обувала, берегла, носить боялась…

— А институт как выбирали?

— Я даже не знала, что не во всех городах есть институты… мама собрала мне мешок сухарей, и я поехала в Соликамск. А пединститута в городе нет. Мне и подсказать никто не мог! Потом поехала в Елабугу.

Абитуриентов размещали в спортзале института. Там я впервые увидела белые простыни: в деревне-то на печке спали. Приехала, а экзамены уже идут. Сочинение я на пять написала, меня и до остальных экзаменов допустили. До сих пор помню название билета по истории: Статья Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР».

— А вы были активной студенткой?

— Очень! В самодеятельности участвовала, лыжным спортом увлекалась. Была членом сборной команды Татарии, выступала на всесоюзных соревнованиях, занимала призовые места (спортсменов дополнительно подкармливали, что было очень важно в те голодные годы).

— Расскажите о своём первом месте работы.

— По распределению я поехала в село Ципья Балтасинского района Татарии. Работала учителем русского языка в русско-татарской школе. Пела в хоре, играла на гитаре, лыжи не забывала, походы с детьми устраивала, вела драмкружок. Очень радовалась, когда председатель машину дров присылал, топливо полагалось всем учителям.

— А где вы ещё работали?

— Потом работала на Урале в военном городке в Свердловской области. Четыре года была пионерской вожатой. Моя дружина стала лучшей в Советском Союзе по патриотическому воспитанию. Из Москвы получили за это вагон подарков. Там же я вышла замуж за офицера, у меня родилась дочь. Служба в армии предполагает частые переезды, поэтому и я меняла места работы.

-В 1974-75гг. муж служил в Сирии. Я работала в Дамаске. Учила детей советских дипломатов, военнослужащих, торгпредства. Среди моих учеников были дети работников посольств социалистических стран.

2

— Чем запомнилась работа в Сирии?

— Мы много путешествовали по стране. Нам организовывали экскурсии по всем городам Сирии. Однажды приехали на автобусе: маленькая речка, пустынные берега, а на другой стороне Ирак. Это граница. И никого нет. Только река…Но не всё было так радужно. Нам запрещалось ходить по городу без сопровождения. Мы должны были носить платки. После уроков детей задерживать было нельзя, так как их ждал посольский автобус с охраной. Ярким впечатлением для меня, советского человека, было увидеть демонстрацию протеста. В СССР демонстрации были только праздничные. Мы жили рядом с дворцом президента. Толпа шла мимо нас, выкрикивая что-то, бросая камни, загораживая улицу щитами. Полиция начала стрелять. Мы были зажаты толпой, бежали домой, было страшно!

Сирия! Надо же! Тамара Фёдоровна рассказывает мне о событиях сорокалетней давности: беспорядки, боевые столкновения, недовольство политическим курсом страны, выстрелы… Она словно случайно бросает взгляд на выключенный телевизор. Мы сидим в полной тишине. В её глазах застыли слёзы. Понимаю, что необходимо сменить тему.

— А когда вы приехали в Саратов?

— В 1976 году оказалась в Саратове по новому месту службы мужа. Сразу стала работать в средней школе №1. Я с особой теплотой всегда вспоминаю эту школу. Для меня это было время педагогического мастерства, время взлёта, время реализации своих творческих планов. Я возглавляла методическое объединение учителей русского языка Фрунзенского района, в школе всегда вела драмкружок. Мне было интересно работать с детьми не только на уроках. Мы ходили в походы, путешествовали по стране.А последним моим местом работы стала 51-я школа г. Саратова.

— Тамара Фёдоровна! А Вы когда-нибудь подсчитывали, сколько у Вас было учеников?

— Не считала, но думаю, что более двух тысяч.

— А были ли среди них учителя?

— Да, конечно. Только учителями русского языка стали более пятидесяти человек. Есть учительница, моя ученица, которая преподаёт русский язык в Англии. И моя дочь тоже пошла по моим стопам. Более двадцати пяти лет отработала в школе учителем.

— А у Вас есть какие-нибудь звания, награды?

— Да, Учитель!

Летом этого года журналист Владимир Рудольфович Соловьёв очень грубо и бестактно высказался об учителях, их зарплатах и профессионализме . Возможно, что плохих учителей в нашей стране хватает. Но вот сейчас передо мной сидит человек, который посвятил детям, школе все свои знания, всё своё здоровье, свой талант и, если хотите, всю свою жизнь. Я думаю, что выступление Соловьёва по радио она не слышала, да и не стоит ей его цитировать.

3

Владимир Рудольфович, мне хочется сказать Вам, что в России были, есть и будут хорошие учителя! К сожалению, Вам не повезло, Вы их не встретили!

P . S : Педагогический стаж Тамары Фёдоровны насчитывает более сорока лет. Она награждена грамотой Министерства Образования РФ, имеет медаль «Ветеран труда». Последние десять лет она не работает, но соседские ребятишки постоянно обращаются к ней за помощью, консультируются, показывают ей свои тетрадки. А в соцсетях люди пишут благодарственные отзывы о работе Тамары Фёдоровны.

«Читаю газеты, журналы, встречаю ошибки – подчёркиваю».

Шарапова Виктория

ученица 9-го класса МАОУ «Гимназии №4» г.Саратова

0

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту